Луиза-Франсуаза (luiza_fransuaza) wrote,
Луиза-Франсуаза
luiza_fransuaza

Categories:

Magnum Мalum - 1

Ужасы, порождаемые нашей рафинированной цивилизацией, могут оказаться
еще более угрожающими, чем те, которые дикари приписывают демонам.

Карл Густав Юнг «Подход к бессознательному»



интерьер

Город был прекрасен. Он возник на пустынном побережье, менее чем за два десятилетия, как цветок из арабской сказки. Сверкающий огнями мегаполис, бриллиант Черного Континента.
Поначалу здесь не было ничего, кроме бедности, грязи, пустошей, да убогих лачуг. И, хлама, который оказался настолько стар и бесполезен, что не заинтересовал даже чудовищно нищих и потому крайне изобретательных обитателей окрестностей. Еще хватало пиратов – не технологичных флибустьеров, действующих по наводке страховых компаний и взаимных конкурентов, а самого гнусного отребья. Настоящих отбросов, готовых убивать даже за пригоршню обычных, «бумажных» денег - не говоря о более существенных ценностях.
Затем пришли хищники покрупнее, которые сочли, что именно это место на восточном побережье Африки подходит им больше всего. Поскольку открывает наилучшую возможность напрямую выйти в Индийский океан, кипящий сверхинтенсивным судоходством, задыхающийся от тысяч кораблей. Нищих аборигенов и мусора стало меньше, зато прибавилось оружия, современных быстроходных кораблей и отпетых головорезов всех цветов кожи.
Но за средней рыбой всегда приходит самый большой и сильный. В 2010-х отгремела «революция собственников» и прошел новый великий передел мира, закончившийся Корейской Историей. Африка окончательно превратилась в зону прямых интересов Китая и европейских консорциумов, а Большой Капитал обратил, наконец, внимание на новую Тортугу.
Вольницу самоорганизованных негоциантов и пиратов - тех, кто не понял перспектив нового порядка - зачистили в ноль всего лишь за несколько месяцев. Там, где недавно теснились ряды лачуг и кособоких ангаров из картона и рифленого железа, поднялись к небу первые дома нового, сияющего индустриального мира.
Как зубы дракона из легенды об Ариадне и Тезее.
У новорожденного мегаполиса имелось официальное название – Дашур, но для местных это был просто Город. Территория, где не действовали правила национальных государств, не имели власти президенты, короли и их цепные «народные» представительства. Мекка свободного бизнеса, в которой каждый может вырвать у жизни все. Или отдать более удачливому сопернику – опять же полностью, включая копеечные аугментации и внутренние органы для «Красной дороги».
В Городе, ставшем одним из ключевых звеньев мировой торговли, покупались и продавались услуги и судьбы – оптом и в розницу. Здесь можно было найти все - вышколенных гувернёров в ливреях под восемнадцатый век, элитных проституток с экзотическими аугментациями, ассасинов, штурмовые группы наёмников в армейских киборгизированных фреймах, VIP-такси с противокумулятивными экранами. Даже то, что, как считается, нельзя купить за деньги – любовь до гроба и бескорыстную дружбу.
Главное - знать, где искать.

День клонился к закату, но солнце, казалось, и не собиралось на покой. Чернокожий мужчина, стоящий у окна на пятидесятом этаже одного из небоскребов, взирал на Город через огромное – во всю стену - окно. Обманчиво тонкое стекло идеальной прозрачности на деле могло бы выдержать попадание противотанковой ракеты. На кофейного цвета лице не отражалось даже тени эмоций. Бесстрастный взгляд скользил по зеркальной чешуе окон и голографических реклам.
С сиянием объемных картин, сотканных иглами лазеров, соперничал блеск морской воды вдоль береговой линии. Впрочем, океана как такового почти не было видно. Дашур с самого начала развивался, как транспортный терминал, словно отталкиваясь от разветвленной системы причалов и складов. Пирсы уходили все дальше, новые высотные здания воздвигались уже на свайных фундаментах, заглубленных в морское дно. А вода сверкала и переливалась только при взгляде издалека. Приблизившись, наблюдатель узрел бы густую, студнеобразную жижу, в которой вполне можно растворять трупы врагов.
По слухам, «береговые бароны» - объединения пирсовладельцев, так и поступали. Впрочем, эти люди со времен закладки Города пользовались славой неисправимо сумасшедших. И немудрено – самые быстрые, большие и опасные «черные» деньги крутились в основном именно на границе суши и моря, поэтому там человек мог показать слабину только единожды, в первый и последний раз.
Человек у окна демонстративно взглянул на часы и поборол инстинктивное желание одернуть пиджак. Он и так знал, что костюм сидит идеально. Их было заказано два – близнецы консервативного черного цвета. Под белоснежную рубашку и черный же галстук «рыхлой» фактуры, оттеняющей приятную и естественную гладкость ткани пиджака.
Один костюм чернокожий надел сегодня, в другом прожил две предшествующие недели. Именно прожил - хозяин даже спал в объятиях мягкой шотландской шерсти (фланель и синтетика – это для нищебродов). Все для того, чтобы сжиться с новой одеждой, ощутить ее как вторую кожу, с абсолютной естественностью. Он пришел в чужой мир, чтобы общаться с людьми иного круга, и должен был стать для них своим. Не казаться, а именно стать.
Испытание дало результат, теперь он чувствовал себя так же удобно и естественно, как в привычном камуфляже со старой брезентовой разгрузкой. Легкость, привычка естественным образом отражались на мелкой моторике, создавали надлежащий вид преуспевающего и достойного господина.
Однако ожидание затягивается…
Человек в черном костюме оторвался от созерцания Дашура и со скучающим видом окинул взором помещение. Гостя с самого начала удивило, почему встреча должна была пройти именно здесь, а не в стандартном переговорном кабинете. Этот зал более подходил для отдыха высокопоставленных персон - или переговоров неформального образца, из тех, что ведут меж собой главы региональных представительств. Изящная компиляция европейского и японского стиля настраивала на благодушный лад. Обилие прямых линий, углов и плоскостей не резало глаз, как это обычно бывает в скверно продуманных интерьерах. Очень низкие диваны, рабочие столы в виде «домиков», наподобие тех, что складывают из игральных карт. Несколько прямоугольных колонн делили зал на своего рода «рекреации», одну из которых украшал огромный куст в большом горшке.
«Вазе» - поправил себя визитер. Не горшке, а лакированной вазе, высотой почти по пояс.
Наверное, в вазе росла сакура. По крайней мере, белые и нежно-розовые цветки походили на японскую вишню, какой её изображали в японских промо и восточноазиатских интерактивах. Впрочем, с тем же успехом, это мог оказаться идеально сделанный муляж или плод работы генетиков-флористов.
Единственным предметом, который выбивался из общего продуманного ансамбля, была большая картина на противоположной окну стене. Она изображала всадника, здоровенного детину в шлеме и доспехе из мелких пластин. Воин восседал на могучем коне, отвернувшись от зрителя. Он смотрел в сторону бескрайней заснеженной пустоши на заднем плане. Тщательно прорисованные шнуры подчеркивали прочность и тяжесть доспеха. Заштопанные прорехи на одежде заставляли думать о солидном возрасте и опыте владельца. Оружие соответствовало общему настроению картины – лук, длинный прямой меч у седла, стрелы с косматым оперением. В нижнем краю картины виднелась подпись «Wang Kewei».
Торресу очень хотелось бы знать, что символизирует этот предмет, зачем он здесь – суровый милитаризм в окружении подчеркнутого комфорта и умиротворения. Но разъяснить было некому.
Окно потемнело – кто-то изменил прозрачность, создав эффект внешних сумерек - тех, что никогда не посещали сияющее небо Города. Прямо над горшком с кустом («Вазой», - гость снова поправил себя) засветился квадрат голографического светильника. Над залом поднималось еще двадцать этажей, но отсюда казалось, что в высоком потолке открылось окно в небо.
- Приветствую, господин Торрес.
С этими словами в помещение ступил высокий белый мужчина классического европейского типа.
Новоприбывший наверняка давно и во всех подробностях изучил визитера. Тот же имел буквально несколько мгновений для того, чтобы оценить статус и возможный ранг собеседника. Антуан де Торрес в очередной раз возблагодарил всевышнего за то, что прежде чем начать свою одиссею, хорошо подготовился. В частности взял несколько крайне дорогостоящих, но информативных консультаций у известного стилиста.
Знай место новой охоты.
Корпоративный дресс-код был крайне жёсток и не допускал послаблений, независимо от континента, страны и фирмы. Форма одежды, стиль, цвет, прическа, допустимые аксессуары – все подчинялось четко прописанным регламентам и ранжирам. Новоприбывший не носил ни цветов какого-либо консорциума, ни даже кокарды на галстуке или кармане пиджака – никакой видимой символики. Значит, не рядовой сотрудник и даже не менеджер. Нет галстука, тонкий белоснежный свитер, белая сорочка и черный двубортный пиджак с вырезом под самое горло. Верхнее облачение сильно приталено, чтобы показать атлетическую фигуру. Это признак принадлежности к сословию, которому с детства доступны лучшее питание, медицина и элитарный спорт. Образ эффектно завершали очки, небрежно вложенные в нагрудный карман вместо обязательного платка.
Итак, Торреса почтил вниманием весьма и весьма значимый человек. Это обнадеживало – руководители не отказывают, для этого есть мелкие клерки, секретари или простое уведомление по почте. Впрочем, несколько настораживали очки – совершенно не модные в этом сезоне, прямоугольные, в угловатой роговой оправе. Камера для внешнего наблюдателя? Но зачем, если все помещение можно превратить в съемочную площадку?..
- Прошу, - обладатель очков радушно указал на стол-контору - солидное сооружение из стекла и никелированных боксов. Над гладкой зеркальной столешницей поднялся двусторонний объемный экран. Торрес не заставил себя ждать и сел на обманчиво-легкий, словно сотканный из стальной паутины стул.
- С кем имею честь общаться? – осведомился он с тщательно дозированной вежливостью.
- Зовите меня просто Марк, консультант Марк, - немедленно отозвался белый. Он улыбался, и даже сдержанная улыбка выдавала в нем человека, давно избавленного от необходимости ежедневно держать многочасовой вымученный оскал, предписанный уставом фирмы.
Главное – не обмануться приятной иллюзией, напомнил себе Торрес. Неважно, как доброжелательный атлет занял свое место в жизни – по рождению или все же выгрыз с боем. В любом случае он будет поопаснее китайских милитаров… Антуан хотел было спросить о статусе «хозяина» зала, но решил, что не стоит. Постороннему здесь все равно неоткуда взяться.
- Прекрасная погода, - консультант зашел издалека, старым как мир и таким же безотказным приемом.
- Погода всегда прекрасна для тех, кто может позволить себе жить по стандартам «U», - ответил негр, и Марк качнул головой, отдавая дань тонкой лести собеседника. Торрес откровенно, но не грубо намекнул на то, что консультант имеет средства и возможность жить в стиле «ультра-эко» - всегда и везде тщательно организованной, охраняемой биосферы.
- Итак, Марк… - Торрес сделал многозначительную паузу, предоставляя собеседнику возможность принять подачу.
Консультант качнул головой, на мгновение длинная прическа открыла краешек серебристой полоски за левым ухом. Теперь понятно, зачем ему очки. Наверняка в голове у Марка электроники больше, чем у боевого дрона-беспилотника. Эмоциональный анализатор, система «управляемое лицо», что-нибудь еще… Слишком много аугментаций, или они уже устарели, поэтому носитель нуждается в дополнительной внешней аппаратуре.
- Итак, господин Торрес…
Марк сделал небрежное движение правой рукой, и под его пальцами развернулась панель объемной клавиатуры. Со стороны Антуана экран остался прозрачен, но в зрачках Марка Торрес видел отражение красных букв.
- Не стану скрывать, - ваше предложение весьма заинтересовало… нашу скромную организацию, - голос консультанта тек, как вода в ручье. Мягкий, но не слащавый баритон с тщательно выстроенными интонациями – тоже, наверное, результат согласованной работы модулятора в горле и электроники в лохматой башке.
Пальцы Марка бегали по светящимся квадратикам клавиатуры, консультант успевал одновременно и доброжелательно улыбаться Торресу, и просматривать невидимые Антуану данные. Это тоже, наверняка, была тщательно просчитанная игра – иллюзия озабоченности благополучным исходом переговоров.
- В целом мы склонны одобрить вашу идею и выделить необходимые для ее реализации ресурсы, но… - продолжал Марк.
На лице Торреса не дрогнул ни один мускул, но внутри все сжалось. Пауза, повисшая посреди оборванной фразы, была очень красноречивой. Последний раз он слышал подобную в минувшем году, когда контрабандисты с юга в последний момент подняли цену на товар вдвое.
Тогда Антуан их всех убил. Не из злобы или желания все забрать даром – просто у него не было больше денег. А неплатежеспособный покупатель никому не нужен, и сам Аллах улыбается, когда тот покидает землю.
Здесь такой фокус вряд ли пройдет.
Торрес вежливо приподнял бровь, как бы приглашая Марка завершить мысль.
- Но есть некоторое препятствие, - произнес консультант с искренней и неподдельной печалью.
- Внимательно слушаю, - так же искренне отозвался Антуан, демонстрируя готовность всемерно способствовать сокрушению преград.
- Цена вопроса, - печально и как-то очень простецки сообщил Марк, выводя на экран Антуана короткую диаграмму. – Она определенно завышена.
Такой поворот Торрес ждал и был к нему готов.
- Общая смета предприятия просчитана до последнего экю, - сдержанно отозвался он.
- Вот именно! – сразу подхватил Марк. – Общая сумма в целом приемлема, хотя и завышена примерно на пятнадцать процентов. Но вот структура запланированных расходов…
- Сумма точна и взята по самому низшему краю, - коротко и жестко парировал Антуан.
- Статистика показывает, что военные действия означенных масштабов и интенсивности стоят…
- Дешевле? – сардонически осведомился Торрес.
- Экономнее.
- В этом вопросе я считаю себя более сведущим, нежели неизвестные мне статистики, - по прежнему крайне вежливо, но решительно сказал Антуан. – Школа Иностранного Легиона Шестой Республики тому порукой.
- Статистика – мать экономики, - не менее непреклонно отозвался Марк. – И если общая сумма дискуссионна, то структура подлежит радикальному пересмотру.
- Что вы имеете в виду? – коротко спросил Антуан.
- Личный состав, вооружение, боеприпасы, коррупционные мероприятия… для этого не нужен расчетный золотой эквивалент, особенно экю и соверены. И тем более – деривативы русских энергетических компаний.
Марк выключил экран, свернул клавиатуру и посмотрел прямо в глаза Антуану. Обычно корпоративные крысы не выдерживали взгляда ветерана Легиона, но у консультанта наверняка была установлена система «управляемое лицо», позволяющая контролировать мимику в заданных параметрах.
- Скажу откровенно и прямо. Мы видим в предложенной смете не только готовность к исполнению заявленных целей и обязательств, - жестко проговорил Марк. – Но и стремление пополнить личный счет. Это неприемлемо.
Торрес так же убрал диаграмму со своей части экрана, воспользовавшись сенсором. Еще раз внимательно посмотрел на ухо консультанта и серебристую полоску, затем на очки в роговой оправе. Еще раз быстро перебрал в уме возможные альтернативы, вдохнул поглубже и сделал крупнейшую ставку в своей жизни.
- Я хочу говорить с тем, кто принимает решения, - потребовал чернокожий легионер.
- Простите, вы будете вести переговоры со мной, - непреклонно и как будто с некоторой скукой отозвался Марк, глядя в сторону, словно Торрес разочаровал лучшие ожидания.
- Ты – говорящая марионетка, - сказал Антуан. – Теперь я хочу говорить с кукловодом.
Что-то дрогнуло в глубине глаз Марка, короткая судорога прошла по лицу. Почти незаметное сокращение мышц, которое Антуан заметил лишь потому, что пристально вглядывался в лицо собеседника. Консультант замедленным механическим движением достал из кармана очки и надел их. На первый взгляд ничего не изменилось, но осанка, положение плеч наклон головы… Как будто по замершему кадру на экране телевизора прошла узкая полоса помехи.
Так выглядела в действии технология «марионетки», позволяющая смотреть на мир чужими глазами, а при необходимости и брать под контроль тело. Специально на случай, когда желательно или необходимо решать вопросы непосредственно, но в то же время не следует появляться лично. Стало понятно, зачем Марку очки. Высокопоставленному руководству такие аугментации в качестве базовых не ставят. Значит, операция проведена недавно, и аппаратура надстроена над первоначальным набором. Потому-то для корректной работы и нужен дополнительный модуль.
Марк, за что с тобой так обошлись?.. Любопытно, но не принципиально.
Теперь перед Торресом сидел другой человек, перешедший от просто наблюдения к прямому управлению марионеткой. Антуан готов был поклясться, что кукловод намного, намного старше Марка. И стоит неизмеримо выше в корпоративной иерархии.
- Итак? – осведомился «Марк», вежливо, но холодно, на самой грани с «безразлично». И все же с крошечным огоньком интереса, который теперь следовало очень осторожно раздуть.
- Безопасно ли это?.. – Торрес не мог не задать вопрос. – Не проще ли было воспользоваться видеосвязью?
- Мой юный друг, - покровительственно заметил некто, кто мог с равной вероятностью находиться на противоположном конце планеты или же сидеть в соседней комнате. – Вы наверняка знаете, куда пришли. И, соответственно, в курсе, что маленькая посредническая фирма, арендующая отдельный этаж, является региональным подразделением некоего банка, который в свою очередь входит в состав «Кайм Неоглоб». В этой скромной компании тщательно соблюдается корпоративная этика и уставные правила. Наш разговор не прослушивается. И пока я не утратил интерес к вашей особе – го-во-ри-те.
Последнее слово «Марк» проговорил в странной манере, понижая тон и сопровождая отдельные слоги движением ладони снизу вверх.
- Так зачем вам деривативы русских? – неожиданно спросил кукловод из «Неоглоба», когда Торрес хотел, было, развернуть подробный ответ. – Золото, монеты – это понятно, часть взяток надо давать наличными, и не все берут бумажки или расчетный эквивалент желтого металла. Но фиксированные права на получение электроэнергии?
- Дело в том, что за последние семьдесят лет национальные армии Африки шли по пути последовательной деградации. Сейчас хоть сколь-нибудь значимой боеспособностью на континенте обладают только корпораты и милитары, то есть вооруженные силы консорциумов или частные военные корпорации. Не считая интервентов великих держав.
Лицо «Марка» выразило неудовольствие и раздражение, словно он сжевал лимон. Но Торрес продолжал, и глазом не моргнув.
- Таким образом, боевые действия представляют собой в первую очередь соревнование по подкупу генералитета. А наши генералы, - Антуан выделил голосом слово «наши», вложив в него сложную смесь презрения и отстраненного пренебрежения. – Очень хорошо разбираются в финансовых вопросах. Видимо, в качестве компенсации за отсутствие военных талантов. Поэтому после того как русские запустили очередной каскад гидроэлектростанций и выбросили на внешний рынок новый пакет торгуемых обязательств, их привлекательность для Африки непрерывно растет.
- Где Африка и где Россия, - буркнул «Марк», уже с куда большим любопытством. Марионетка откинулась на ажурную спинку «паутинного» кресла, приподняв в воздух правую руку. Ее пальцы совершали сложные движения, словно плели сеть умных мыслей.
- Европа, - сказал Торрес и был вознагражден еще более заинтересованным взглядом. – Вот ключевое слово. Европа задыхается от энергетического кризиса, и бумаги, которые позволяют получить сколько-то условных мегаватт-часов, открывают доступ к любым ценностям, в том числе золоту. И места они занимают гораздо меньше – легко хранить, легко сунуть в карман при разных превратностях жизни. Поэтому генералитет и чиновничество подкупаются надежнее и быстрее всего именно «электрическими» деривативами.
- Это… интересно, - произнес «Марк» после долгой паузы. – В аналитических докладах данный момент был отражен, но очень поверхностно. Видимо, кто-то оказался… нев-ни-ма-те-лен.
И снова игра голосом и специфический жест.
Консультант, точнее его «оператор», задумался, потирая подбородок и кривясь в недовольной гримасе. По характерным движениям губ и бровей Антуан дал бы кукловоду минимум лет шестьдесят. Впрочем, здесь можно было лишь гадать.
- Что ж, вы меня заинтриговали, - подытожил размышления «Марк». – Хотя, разумеется, эти сведения подлежат проверке. Видимо, я был чрезмерно оптимистичен, когда описывал особые достоинства «Ка-Эн». Это необходимо исправить. Теперь… вернемся к прежнему вопросу. Видите ли… Капитан…
Торрес лишь чуть поджал губы, когда «Марк» назвал его старым прозвищем, которое использовалось только в Легионе и только близкими друзьями.
- Вексели на электроэнергию крайне сложно проводить без видимых следов. Просто купить их и снабдить вас - все равно, что объявить на весь мир о нашем интересе к Африке и ее конкретным регионам. Необходимо или формировать с нуля серию посреднических фирм, путая следы, или использовать сеть уже имеющихся, которые держатся на закрытом балансе специально для такого рода задач. Это автоматически умножает расходы. Весьма умножает.
- Ваше участие все равно не удастся срывать долго, - парировал Торрес. – В любом случае то, что «Кайм Неоглоб» намерен выйти за пределы Южной Америки, станет известным. Если только вы не намерены отказаться от соответствующего перераспределения концессий после моей победы.
- Не намерены, - исчерпывающе ответил «Марк» и вновь задумался.
Антуан посмотрел вверх, на светящееся окно голографического светильника в потолке. Там, по синему фону, скользили белые невесомые облака, подсвеченные золотом солнца. Тихо зашелестел куст «сакуры». То ли включился хитрый механизм, имитирующий природу, то ли легкий сквозняк качнул ветку с бело-розовыми розетками. А может быть сказалось напряжение, и Капитану послышалось.
- Вы заинтриговали меня, - внезапно повторил «Марк». – Это случается редко. Вы весьма занимательны – длинная хроника успешной службы в Легионе, очень короткий послужной список наемника.
Торрес хотел вставить существенное замечание, но сдержался.
- Список короткий, но опять же бле-стя-щий, - продолжил размышлять вслух «Марк», буквально сорвав непроизнесенное с языка Антуана.
На слове «блестящий» консультант в третий раз сделал волнообразное движение ладонью, словно очерчивая невидимые, идущие вверх ступеньки-слоги.
- Я лично оценю ваш бизнес-план, с учетом новых факторов, - решительно сказал «Марк» и посмотрел в глаза Антуану. На этот раз Капитан был абсолютно уверен, что в тяжелом, давящем взгляде пронзительных темных глаз марионетки нет заслуг электроники. Сцепив зубы, Торрес отвел глаза в сторону, чуть склонил голову, признав, что уступает более сильному. Он заранее запланировал эту комбинацию, тщательно отработал ее перед зеркалом и в коммерческом виртуальном симуляторе «Социальность». Но сам себе (и больше никому) Капитан мог признаться, что отчасти он действительно поддался чужой воле.
Удовлетворенный капитуляцией «Марк» прикрыл веки и тяжело подвигал нижней челюстью, обдумывая следующую фразу.
– Думаю, мы сможем достичь взаимоприемлемого соглашения. С вами свяжутся в очень скором будущем. Однако перед этим необходимо закончить с некой неприятной, но необходимой формальностью.
Один из ящиков стола едва слышно щелкнул, на блестящей металлической поверхности появилась тонкая - не толще волоса - черная щель.
- Откройте, – скомандовал «Марк».
Торрес осторожно нажал на переднюю стенку ящика, тот выкатился вперед. На выложенном красным бархатом дне лежал пистолет - обычный, без всяких современных наворотов.
- Я предпочитаю иметь дело с теми, кто привязан к «Кайм Неоглоб» подлинно крепкими и значимыми узами, - пояснил «Марк», спокойно и без всяких околичностей. – Кроме того, это первый и последний акт нашего, так сказать, личного общения. Не нужно оставлять лишнего свидетеля, пусть даже это проверенный посредник-«марионетка».
- И наш познавательный диалог записывается в легко редактируемом формате, - холодно развил мысль Антуан. – Я не получу ничего, кроме туманных обещаний, вы же будете иметь на руках запись того, как жадный ниггер хладнокровно убивает высокопоставленного служащего почтенной компании.
- Попрошу вас воздержаться от подобного рода определений, вы находитесь в приличном месте, где чтутся нерушимые принципы межрасовой терпимости, - строго посоветовал кукловод с непонятной гримасой то ли осуждения, то ли очень тонкой иронии. – Что касается вашего видения, думайте лучше и дальше. Зачем мне компрометирующие записи против безвестного рядового наемника? Который даже не милитар и работает сам на себя, всего лишь за расчетные золотые обязательства второсортных банков.
- Надо полагать, ваше предложение есть признак доверия и далеко идущих планов? – все так же холодно осведомился Торрес.
- Доверия? – «Марк», похоже, совершенно искренне удивился. – Вам определенно предстоит еще многому учиться в искусстве деловых переговоров. Разумеется, я вам не доверяю и никогда не стану доверять. Деловые взаимоотношения этого не требуют. А вот свяжут ли нас таковые – теперь зависит от вас. От того, сумеете ли вы правильно оценить ситуацию и принять соответствующее решение.
- Что, если я откажусь?
- «Миром правит не скрежет пушечного механизма, а скрип пера на векселе, которым оплачены и пушка, и пушечный мастер, и порох, и ядра»1, - произнес речитативом «Марк». – И если вы действительно так умны, как хотите казаться, то сделаете правильный вывод из моих слов.
Торрес хотел что-то сказать, но судорога вновь исказила бледное, почти лишенное загара лицу собеседника. Кукловод обрезал нити, и марионетка вновь оказалась предоставлена сама себе. Без всяких последствий, не считая провала в памяти на время, пока оператор пользовался живой куклой, а ее сознание томилось в глухой могиле, полностью отрезанное от органов чувств.
Торрес нервно поморщился и глотнул свежий, безукоризненно очищенный, кондиционированный и ароматизированный воздух. Ему стало очень жарко, как будто костюм оказался с подогревом. Капитан много лет зарабатывал на жизнь тем, что убивал людей - всех рас, любого возраста, обоих полов. Взять пистолет и застрелить совершенно незнакомого человека, тем более корпоративную крысу – это легко.
Но в отношении неведомого оператора к своей говорящей видеокамере было что-то очень неправильное. Нечто, выходящее за рамки обычного и приемлемого «ничего личного, только бизнес». К такой специфической жестокости Торрес оказался не готов. И впервые за все время осуществления кропотливого, тщательно обдуманного Плана Антуан заколебался.
А не ввязался ли Капитан в игру, которая выше его сил?..
Но Марк не дал ему времени на раздумья. Аугментированная кукла поняла все, с первого взгляда, брошенного на чернокожего собеседника.
- Нет, - прошептал консультант, с мольбой глядя в глаза Капитана. С холеного лица сбежал румянец, на лбу выступили капли пота. Глаза за линзами очков казались огромными и блестящими, как у животного, ведомого на заклание. Дрожащие руки вцепились в край стола, сенсоры истолковали движение по-своему и вновь развернули разноцветную клавиатуру.
- Ради бога, не надо, - вымолвил Марк трясущимися губами. – Я же все верну… Ведь мне обещали… Я пошел на все, даже на эти новые схемы в голове…
«Значит, еще и казнь» - подумал Торрес, борясь с душевным смятением. – «Закрепление соглашения, проверка моей выдержки, страховочная запись и казнь провинившегося сотрудника. Все в один ход».
Марк даже не пытался как-то бороться. Может быть, страх парализовал его волю к жизни. Или служащий понимал, что против профессионального солдата у него нет шансов. Ослепительно белый воротник свитера взмок от пота, пошел мутными серыми пятнами.
- Прошу вас!!! Я дам вам денег, не бумажки – золото, настоящее, в монетах, а не расписках! Только отпустите меня!
С отчетливой ясностью Антуан де Торрес понял, что сейчас он должен принять самое важное решение в своей жизни. Выйти из опасной игры с множеством неизвестных правил, которые никто не собирался объяснять. И не искушать судьбу.
План… Стоит ли он такого риска?
Капитан взял в руки пистолет, старый добрый «Смит-Вессон» калибра девять миллиметров, с удлиненным стволом. Привычно передернул затвор отработанным тысячи раз движением.
И на мгновение замер.

S&W Model 5906 Target Champion под 9mm Para
Tags: Лу и Гарик, сказяфка
Subscribe

  • Начала потихоньку выкладку

    Корнуолльские Ведьмочки и Аномальные Материалы* _____________________ * Философский Камень, очевидно, вполне подпадает под эту категорию

  • Фанфиковое

    Луиза: А ведь я лет семь-восемь назад придумала для дочери многотомный фанфик по Гарри Поттеру с рабочим названием "Гарри Поттер и Умная…

  • Для вас, пираты!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Начала потихоньку выкладку

    Корнуолльские Ведьмочки и Аномальные Материалы* _____________________ * Философский Камень, очевидно, вполне подпадает под эту категорию

  • Фанфиковое

    Луиза: А ведь я лет семь-восемь назад придумала для дочери многотомный фанфик по Гарри Поттеру с рабочим названием "Гарри Поттер и Умная…

  • Для вас, пираты!