Луиза-Франсуаза (luiza_fransuaza) wrote,
Луиза-Франсуаза
luiza_fransuaza

Дефективъ-0

Все совпадения с реальными событиями являются неслучайными, и связаны с большим количеством прочитанных мемуаров и архивов г. Калуги. Все отличия от реальных событий связаны с желанием левой пятки автора и неизбежностью Мировой Пониргенции.


ПРОЛОГЪ

- Алексей Прохорович, рассмотрение Вашего проекта было на прошлой неделе завершено. Должен сказать, что вышло оно весьма... жарким, да-с. Довелось, знаете ли, присутствовать. Смелый проект, весьма смелый. И непростой. Даже, можно сказать, весьма сложный...
Посетитель вежливо молчал, хотя по плотно сжатым губам было очевидно, что его мнение о высокопоставленных начальниках далеко от восторженного. Возможно, при иных обстоятельствах, он бы не решился даже просто подать бумаги на рассмотрение, но витавшие в столице слухи о скорых переменах в Империи сделали своё дело. Теперь же ему оставалось лишь выслушать приговор генерала, что служил чуть ли не со времён Освободителя, да надеяться, что оный не поставит окончательный крест на карьере скромного губернского секретаря.
- Я тоже весьма внимательно ознакомился с Вашим сочинением, знаете ли, ещё до того, как направить пакет на рассмотрение. Не сочтите за грубость, но моё мнение, в целом, совпало с мнением комиссии — на три четверти это лишь мечтания и пустые фантазии. Не стану отрицать, есть здравое зерно, но в целом... Ваше предложение не нашло поддержки в Министерстве. Там, знаете ли, любят не прожектёров, за которыми не стоит достаточный опыт в службе.
- Благодарю за разъяснение, Ваше Превосходительство, - посетитель поднялся, привычно одёрнув вицмундир. - Разрешите откланяться?
- Пока нет, - неожиданно возразил генерал. - Я, знаете ли, взял на себя смелость послать Ваши бумаги на Высочайшее рассмотрение. И давеча пришёл ответ.
Губернский секретарь с некоторым удивлением взял протянутый открытый пакет. Буквально сразу же бросилась в глаза краткая виза на верхнем листе «Допустить под полную личную ответственность».
В ушах резко застучало. Хозяин кабинета довольно смотрел на резко побелевшего молодого человека. К его чести, тот довольно быстро оправился и, практически не выдавая голосом своего волнения спросил:
- Ваше Превосходительство, но что это значит?
- То, что Вам, Алексей Прохорович, дабы посрамить ничего не понимающую в достоинствах Вашего проекта комиссию министерства, предложено возглавить городскую полицию Калуги и привести её к соответствующему Вашим представлениям облику. А что же касается «полной ответственности» - так это простая формальность. Если результаты покажутся Двору неудовлетворительными — лишитесь чина, права на титул, имущества, которое пойдёт на покрытие возможных убытков, да и, возможно, на каторгу отправитесь. В полном соответствии с, например, частью второй статьи за номером сто двадцать три Уголовного Уложения*. Однако же, попрошу Вас до этого не доводить — ведь мне, как лицу поручившемуся, в этом случае будет высказано неудовольствие от имени Его Величества Государя-Императора...
- А... отказаться я могу? - Алексей Прохорович пытался собрать разбегавшиеся мысли в одну кучу. Он с самого начала сомневался даже в том, что его записку вообще примут на рассмотрение, и даже в таком случае не надеялся ни на что, кроме отказа. Случившееся же просто выбило его из привычной колеи размеренного чиновничьего существования.
- Разумеется. Приказ о Вашем увольнении уже готов. И, можете не сомневаться, поступить на службу в России Вам будет уже не суждено. Да и — неужели Вы так быстро потеряли веру в свой... «проект»? - генерал уже даже не скрывал улыбки.
- Но... Зачем всё это? - было похоже, что губернский советник уже оправился от первого шока. - Неужели моё увольнение, коль скоро мои предложения вызвали у Вас такое отвращение, надо было обставлять таким образом, да ещё и получить на то одобрение самого Императора?
Генерал не обратил на этот демарш никакого внимания. За долгие годы службы по полицейскому ведомству ему доводилось видеть очень много порушенных карьер и судеб — в том числе и сломанных им самим.
- Ибо, милейший Алексей Прохорович, это послужит назиданием — не Вам, коль на то пошло, ибо поздно уже, но прочим мелким чиновникам, по молодости лет полагающим себя лучшими знатоками полицейского дела, чем убелённые годами «старики», вроде меня. Тем, кто, поперекладывав с пару лет бумажки во второй комнате Бюро**, полагают в себе сыщицкие таланты поболе, нежели у Пинкертона и Холмса вместе взятых. Дескать, стоит им только хитроумно промычать, да устроить какой фокус — и разбойники да бунтовщики сами собой побегут за решётку. Такие горячие головы, знаете ли, очень полезно регулярно остужать, чтобы не привносили смуту, да не забивали своими фантазиями головы обывателей.
Молодой человек снова побледнел, на скулах заиграли желваки. За почти пять лет службы он уже успел получить очередной классный чин, и полагал себя далеко не наивным юношей, начитавшегося на ночь рассказов про Ивана Путилина.
- Я приложу все усилия, чтобы оправдать Высочайшее доверие, - стараясь чеканить каждый слог, произнёс он. - Примите мою глубочайшую признательность за участие в моей судьбе, Ваше Превосходительство.
Холодно поклонившись, он направился к выходу из кабинета.
- А во-вторых... - будто бы обращаясь к самому себе, продолжил генерал. - Во-вторых, будь, скажем, у меня лет двадцать назад на столе пара книг — вроде сочинений господ Жабинского, Бокариуса или Лебедева — кто знает, скольким злодеям бы не пришлось безнаказанно разгуливать на свободе.
___________________________________________________________

* до пятнадцати лет
** «вторая комната Бюро» - картотека городской или полицейской антропометрической станции
Tags: Венетика, альтернативка, сказяфка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments