Луиза-Франсуаза (luiza_fransuaza) wrote,
Луиза-Франсуаза
luiza_fransuaza

Categories:

Праукраину перепоста псто

По многочисленным просьбам трудящихся, а точнее - с их согласия, расскажу-ка я вам, дорогие друзья, сказочку про то, что такое быть евреем и с чем тебя в итоге из-за этого будут есть.
Искренне надеюсь, что евреям моей френдленты (по крови, по супругам, по друзьям - не важно) все нижесказанное понятно и так. Остальным, наверное, придется либо поверить мне на слово, либо сказать, что я - кусок мудака.
Я не обижусь.
Я давно в курсе.

Для начала придется немного понарасставлять точек над литерами.
Быть евреем в диаспоре - довольно веселая развлекуха, и совершенно отличная от той, которой является бытие евреем в Израиле.
Понимаете, штука вся в том, что про пятый пункт вроде уже по всему миру де-юре забыли, но де-факто - такое не забывается. Все мы знаем, от какого народа наша кровь, будь мы русскими, англичанами, белорусами, украинцами, евреями, да, в-общем-то, кем угодно. И чаще всего - вынуждены с этим считаться, потому как иначе очень быстро посчитаются с нами.

Довольно часто приходится слышать заходы из категории "Ну ребятки, ну евреи, ну сколько ж можно бегать с холокостом в глазах и во всем на свете прозревать антисемитизм? Неужто в истории вашего народа вообще больше не о чем вспомнить и нечего людям показать?"
И вот когда начинаешь об том задумываться - тут и накрывает.
Потому что, конечно, всякого интересного можно предъявить чуть больше, чем дофига: а вот вам Марк Шагал, а вот вам Альберт Эйнштейн, а вот вам Голливуд, а вот вам феерический процент от лауреатов Нобелевской премии, и вообще, кругом наши, а вы посмотрите, какую няшноту сделали из Израиля, ну кто бы мог подумать...
Но это - то, что можно предъявлять, а можно и не предъявлять.
А Катастрофу - предъявлять приходится. И нет, не окружающим. Ее предъявляешь самому себе.
Потому что это не просто близко, это - на расстоянии вытянутой руки, и просто ради любопытства спросите любого знакомого еврея, если сами аидом не являетесь, что он может сказать за своих предков. И вы получите лагеря уничтожения, расстрельные рвы, гетто и в лучшем случае - участие в войне в качестве солдата. Эта такая фишка фирменная была: у еврейского солдата шансов остаться в живых было не в пример больше, чем у его семьи, оставшейся в ныне оккупированном бывшем тылу.
А до этой сводки вы наткнетесь на черты оседлости и погромы, а после - на дело врачей и прочие милые сердцу штучки. Это естественный, на самом деле, фон жизни: во всякой стране во всякое время есть максимально преследуемая и дискриминируемая каста, и в СССР "фартануло" такидатым. Только всю эту хрень из сознания клещами не вытянешь - и именно поэтому я ооооочень хорошо понимаю неврастеничность темнокожего сообщества в США.
Я знаю, о чем они психуют.

В общем, Катастрофа применяется к самому себе: рассказами дедушек и бабушек, чтением литературы, просмотром кинохроники и прочими радостями свободной информации. И никуда, никуда уже от себя это деть не получается.
Родина для евреев старой формации - это до сих пор то место, где тебя впервые жидом назвали. Не знаю, возможно, молодежь смотрит уже иначе. Нам - иначе никак. И хотели бы, да невозможно.
Так вот, будучи в диаспоре облагодетельствованным столь специфическим пятым пунктом, волей-неволей всю свою дальнейшую самоидентификацю выстраиваешь вокруг да около своей национальности.
Потому что очень хорошо знаешь - тебе ее припомнят. Чуть что. В первую очередь. Все остально о тебе легко и ненапряжно забудут, но вот пятый пункт - не забудут никогда.
Именно поэтому в то время, когда одни на вопрос "Кто ты?" отвечают "Вася", а другие - "Инженер-системотехник", евреи сразу признаются в том, что они - евреи. Чтобы уже вопросов никаких не возникало, когда настанет время их возникновения.

Еврей в диаспоре - уязвим. Он там навсегда не на своем месте, и даже если он сам так не считает, найдутся те, кто вежливо и четко укажет на этот факт. И много раньше всех этих "Чемодан-вокзал-Россия" и "Чемодан-вокзал-США" было "Чемодан-вокзал-Израиль", и "Граждане, отбывающие в Израиль, ваш поезд Москва-Воркута отправляется с третьего пути".
Так или иначе постоянно приходится держать в уме высокую вероятность попытки уебать тебя не за пол, возраст и политические убеждения, а за фамилию, имя или отчество.

И вот, собственно, я и подобралась, вроде как, медленно, печально и пространно к главной теме обсуждения: к положению еврейских общин в Незалежной и следующему из этого положения их поведению.
Когда мы ведем речь о еврейской общине, мы не можем подходить к ее существованию с мерками, даже неплохо отражающими жизнь отдельно взятого жЫда, у которого, может быть, все осознание еврейства и сводится к приснопамятному стрему и смутному пониманию, чем Песах отличается от христианской Пасхи.
Еврейская община - традиционна, религиозна, скученна и замкнута на себя саму.
Еврейская община - раздражитель. Средний обыватель, глядя на толпу чуваков при пейсах и кипах испытывает настолько смешанные чувства, что я их даже описывать не возьмусь. Это - нечто определенно чуждое, причем все в курсе, что нелюбви к этому конкретному чуждому - уже много тысячелетий, и, как знать, а вдруг не зря не любят-то?
Еврейская община жестко зависит в своем поведении от всего, хотя бы потому, что костяк ее - совершеннолетние религиозные мужчины, а у них все идет четко так, как в Торе сказано. То есть много детей. И жена в перманентно беременном состоянии.
И вот эта вся мишпоха морально отвечает перед властьпредержащими ровно за каждого еврея в радиусе поражения. Когда идут громить - не спрашивают, жрешь ли ты сало в шаббат или прям охренеть какой цадик. Не спрашивают даже состоишь ли ты в общине. Тут подневольная круговая порука, и каждый отвечает за каждого.

Поэтому при просмотре кадров, на которых глава хасидской общины ручкался с правосеками и совместно с одним из них замазывал всякую хрень на стенах - у меня не было негодования. То есть как, мне, конечно, хотелось уебать чем-нибудь тяжелым об стену, но не от священной ярости.
Я знаю, почему все произошло так.

Никогда не слышали о заложниках?
Так вот в свете творящегося в/на Украине - тамошняя еврейская диаспора и есть тот самый неожиданный заложник. Обстоятельств. Потому как красно-черные могут сколько угодно говорить о собственном нежелании делить людей по национальности, и всякому понятно, с чего они, провозглашающие своим историческим идеологом весьма неумеренного антисемита, вдруг связи с жидовней налаживают: все яснее-ясного, Европа ж мониторит, а Европа оооочень не любит антисемитизм и когда его откровенно видно.
Ультрасам надо не ударить в грязь лицом, сдувать с карманных евреев пылинки и защищать синагоги. А то те, к кому так стремятся - заругают и в гости звать перестанут.
А общине надо выжить. Общине надо защитить себя и своих.
И община прекрасно понимает, что градус еще зимой достиг такого накала, при котором малейший неосторожный шаг приводит к тому, что называется просто и безыскусно - бойней. Ибо когда у рядового состава боевого крыла, и без того не склонного рассуждать, срывает клапаны - все договоренности идут лесом, а евреи в этом случае, очевидно, по примеру одесситов запрутся в синагоге и там самоподожгутся исключительно из вредности.
Гнусные сепаратисты с промытыми мозгами.

По всем синагогам и официальным представителям еврейства в Украине и, вы не поверите, России, идет четкое и недвусмысленное указание: молчать. Не комментировать. Не лезть на рожон. Ориентироваться по ситуации и ни в коем случае не вступать в конфронтации ни с какими властями, особенно если у этих самых властей автоматы и коктейли Молотова.
Потому что община - маленькая, и людей там немного, а со стороны за жидов вписываться не пойдет НИКТО.

Так что эти действия - это действия людей, которые никаким иным способом не могут защитить тех, кого должны защищать.
И единственная на данный момент возможность выжить.

И я понимаю рациональность такого подхода, но беда вся в том, что я еще и другое знаю:

...Не горюйте вы зазря, не стенайте, —
Не сидеть вам ни в Синоде, ни в Сенате.

А сидеть вам в Соловках да в Бутырках,
И ходить вам без шнурков на ботинках,
И не делать по субботам лехаим,
А таскаться на допрос с вертухаем.
(с) А. Галич

И это, кстати, еще не самый скверный вариант развития событий.
И глупо было бы слушать радостные сводки всяких там наблюдателей и прочего ООНа о том, что в Багдаде все спокойно: давайте-ка просто возьмем и вспомним, что они уже сигналили о тиши и благорастворении и когда Камбоджа стала Кампуччией, и когда в Аргентине был рубеж между семидесятыми и восьмидесятыми.

И все время в нынешних потоках пропаганды поднимается вопрос: екарный бабай, кому ж верить-то?
А верить придется самому себе. И своему опыту.
И надеяться, что ошибаешься.
Tags: ciudad cosmopolita, свобода слова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments