Луиза-Франсуаза (luiza_fransuaza) wrote,
Луиза-Франсуаза
luiza_fransuaza

Categories:

Венетика-6

Выдрессированные казавшимися когда-то бесконечными тренировками, про которые старшая сестра Татьяны (если честно, самолично Высочайше утверждавшая учебные планы) ещё при основании Школы сложившая хулиганскую песню — ту самую, которую курсанты по каким-то таинственным причинам всегда заучивали наизусть раньше, чем любую статью Устава — организованные старшими офицерами курсанты суетились строго по существу, трудолюбиво растаскивая из приказарменных складов оружие, боекомплекты, «боёвки» и прочее воинское снаряжение. Каждая секунда дарованного англичанами для принятия решения о капитуляции гарнизона времени использовалась если и не в полной, то по крайней мере в значительной мере — склады Школы не были предназначены для укрытия содержимого от снарядов крупнокалиберных орудий.
- О Аллах, всемилостивый и милосердный! - бормотал приданный для ускорения погрузки интендантский помощник, который, хотя и был сам откуда-то из Грузии, являлся при всём том магометанином, а артиллериста Сулаберидзе не оказалось рядом, для внесения ясности в сложившуюся ситуацию. - Ну почему любая война начинается для России так неожиданно?
- А как ещё может начаться война? - удивляется Костин, ставя очередной ящик с патронами на землю.
- Война может начаться как угодно! - авторитетно заявляет уставший, но не переставший балагурить, видный представитель российского дворянства Володька. - Но назови мне хоть одну войну за всё время существования Империи, к которой российская армия оказалась готовой?
Олег задумался. Историю он знал не то, чтобы на отлично, но полным профаном себя в этой науке не считал — и, тем не менее, найти ответ на вопрос Михайлова не смог.
- Не было такой войны! - убеждённо повторил тот и чуть не брякнулся оземь, споткнувшись об очередной ящик. Впрочем, это его его хоть и прервало, но не остановило. - Каждая война начинается для армии очень неожиданно, чем застает наших генералов врасплох!
- Сие лишь ещё раз доказывает то, что Родину нашу хранит сам Господь! - хмыкнул Протасов. Его расчёт также был отобран Гурьевым на позиции у третьего полигона. - Ибо ничем иным объяснить тот факт, что Россия всё ещё существует, невозможно!
Свежеиспечённые офицеры вздохнули и с видимым сожалением прервали беседу — судя по доносившемуся от города рычанию, очередная мотоповозка спешила на погрузку.

Единственное, в чём Гурьев ошибался, так это в своём таланте оратора. Ни ему, ни подошедшему Шаху так и не удалось объяснить Татьяне, что тридцать восьмой снайперский не входит в число отбираемых для первого боевого задания расчётов. Спешно собирая подарок вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны и давая короткие советы второму и третьему номерам, она успешно делала вид, что не слышит никаких доводов, обратив внимание на офицеров лишь тогда, когда Борис Евгеньевич сказал, что запрещает ей покидать крепость. Упрямо щурясь она сжала кулаки и пригрозила немедленно телеграфировать Ольге Николаевне на Имрос о том, что «Корпуса старший лейтенант Шах Б.Е. запрещает Корпуса подпоручику Романовой Т.Н. подвергать её жизнь опасности в бою под предлогом её происхождения». Подобная формулировка жалобы, буде оная дошла бы до адресата, хотя и не полностью соответствовала действительности, недвусмысленно манила старшего лейтенанта прохождением всей дальнейшей службы в должности начальника жандармского управления Петропавловского порта, с двумя подчинёнными и бескрайними просторами Авачинской бухты за заиндевевшим окном. Плюнув на так некстати проснувшееся великокняжеское упрямство и проклиная в душе Игоря Святославовича и Гурьева (первого — за то, что не догадался вставить в своё распоряжение слово «лучших», а второго — за то, что додумался огласить приказ дословно) курсовой приказал Антону принять тройку тридцать восьмых в сводную группу третьей гарнизонной роты Орехова.
Когда через пару минут почти сорок десятков молодых офицеров скорым маршем покинули крепость, Шах задумчиво провожал их взглядом. С сожалением ему приходилось признать, что детская влюблённость в старшую сестру сейчас уже давала не самые приятные плоды. Готовность Татьяны из кожи вон лезть, дабы заслужить одобрение Шефа, была чрезвычайно полезна, когда дело касалось обучения, но явно не во время боевых действий, когда излишняя горячность и самоуверенность (присутствовавшая у подавляющего большинства выпускников и курсантов) могла привести в лучшем случае к увечью. Впрочем, возможно это было и к лучшему, что Татьяна покинула город — срок, данный британским адмиралом на размышление неумолимо истекал, а в последствиях обстрела города линейной эскадрой не было сомнений ни у кого. Греки, русские, турки — все спешно, но, слава Богу, более-менее организованно покидали город, уходя к расположенным в центральной части острова ныне пустующим складам.

- Звёзды будут всё равно!!! - неблагозвучно вопя традиционную курсантскую песню, тридцать шесть жандармов, топоча по неширокой тропинке, вывалились в клубах пыли из-за скалы. Штабс-капитан Орехов, согласно мобилизационному плану занявший со своей ротой оборону на третьем полигоне, недовольно вышел из блиндажа навстречу «гостям» - на секунду у него мелькнула нецензурная мысль о том, что командование решило сменить планы и только закончившей окапываться роте придётся собираться и бежать на другие позиции.
На самом деле, Орехов кривил душой. Третий полигон, расположенный в наиболее удобном для высадки с моря месте изначально и предназначался для того, чтобы учить будущих солдат обороне прибрежного рубежа (вопреки представлениям столичных обывателей, на Венетике и Имросе проходили обучение не только жандармы, но и армия), а особые группы елизаветградцев — преодолению оного. Поэтому три линии обороны были подготовлены и обжиты давным-давно, лишь только гарнизонные сапёры притащили ударные бомбочки да установили фугасы, а третья рота немного расчистила окопы, перед тем, как в них засесть.
От усевшихся около третьей линии синепогонников, облачающихся в лохматые снайперские накидки, отделился единственный молодой офицер со звездой на погонах. Впрочем, Орехова это не обмануло — порядок присвоения второго обер-офицерского звания в Корпусе был ему прекрасно известен и сомнения в отсутствии у секунд-поручика хоть какого-либо опыта службы у Андрея Олеговича отсутствовали.
- Корпуса секунд-поручик Гурьев, командир особой группы гарнизона! - чеканя шаг как на плацу отсалютовал тот. Штабс-капитан, не считая нужным менять хмурое выражение на лице, ему ответил. - Прибыл для усиления обороны третьего полигона.
- Штабс-капитан Орехов, - лицо Андрея Олеговича разгладилось, опасения, что роте придётся передислоцироваться не оправдались. - Ну что, поручик, как именно Вы планируете усиливать нашу оборону?
- Никак нет, господин штабс-капитан! - Гурьев продолжал стоять навытяжку. - Мне присвоено звание секунд-поручика, а традиции Корпуса осуждают...
- В армии, поручик, - выделяя голосом незаслуженное звание сообщил Орехов, невольно вспоминая, был ли он во время своей бурной молодости таким же болваном, - принято сокращать звания, ибо пока во время боя я буду кричать «господин Корпуса Жандармов Российской Империи секунд-поручик Ваше сиятельство Гурьев», и меня, и Вас уже успеют три раза убить, причём один раз — с особой жестокостью. А отнюдь не потому, что из какого-то глупого тщеславия мне нравится, когда ко мне обращаются на звание выше. Это понятно?
- Так точно, господин ш... господин капитан! - секунд-поручик выглядел смущённым. «Да, именно таким болваном я и был» - сам себе признался Орехов.
- Поэтому Вы — поручик, ваши подчиненные — э-э-э... бойцы, такое обращение, кажется, принято в Корпусе? Как Вы планируете действовать?
Гурьев с радостью перешёл на более понятную ему тему. Молодому графу было стыдно, причём даже не за то, что его при всех товарищах отчитал простой армейский штабс-капитан (два с половиной года обучения вбили в каждого курсанта мысль о том, что оный курсант, невзирая на титулы, звания и положение семьи — ноль без палочки, никто и звать его никак), а за явно продемонстрированную неопытность — и это при том, что он уже назначен командиром, к чему совсем оказался непригоден с первых же минут!
- Опыта применения отдельных снайперских групп на полях сражений ни у нас, ни в любой другой армии мира нет, - начал он краткое изложение своих мыслей, в надежде на то, что если уж и придётся сказать какую-нибудь очевидную глупость, то пусть его сразу поправят. Гурьев был достаточно умён чтобы понимать — пусть его звание и выше по табели, чем у Андрея Олеговича, но опыта и знаний у того намного больше, тем более что не роту придали его группе, а совсем наоборот. - Все наставления, которые мы имеем, созданы по результатам елизаветградских и калужских манёвров. Насколько я знаю мобилизацию, рота встретит англичан на первой линии. Поэтому я думаю, что мы займём позиции на скалах у четвёртой линии обороны, благо берег попадает в дистанцию прицельной стрельбы «семёрок». Также, непосредственно перед высадкой четыре расчёта займут позиции на второй линии, чтобы начать беспокоящий огонь ещё до высадки, а при небольшом везении и дезорганизовать её, при необходимости прикрывая отход роты до вторых окопов. В первую очередь мы будем выцеливать британских офицеров и унтеров.
- Вам виднее, - Орехов пожал руку Антона, принимая его план. Сам он понятия не имел, как должны вести себя снайпера, поэтому надеялся на то, что наставления писали не полные дураки, что с удручающей регулярностью случалось в российской армии. Впрочем, после показательного суда над Стесселем и Фоком, поток идиотских распоряжений сменился практически полным отсутствием хоть каких-либо указаний. - Но имейте в виду, рота была перевооружена на автоматы, поэтому на первом этапе огонь будут вести только Ваши стрелки, пусть это их не смущает.
- Есть! - секунд-поручик молодцевато козырнут и, развернувшись на каблуках до блеска натёртых горных ботинок (Антон успел быстро пройтись по ним ветошью пока снайпера натягивали «боёвки», чем про себя весьма гордился — ибо офицер Корпуса должен во всём показывать беспримерный порядок), быстрым шагом направился к уже заканчивавшим подготовку винтовок жандармам.
Tags: Венетика, альтернативка, сказяфка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment