Луиза-Франсуаза (luiza_fransuaza) wrote,
Луиза-Франсуаза
luiza_fransuaza

Categories:

Слово Генри - 1

–...и мы возвращаемся в студию! Третий гость нашей программы - известный сетевой обозреватель, в некоторой степени даже легенда игрожурналистики. Встречайте - Сэмюэль “Девяносто второе крыло” Ньюберри!
– Добрый вечер.
– Добрый вечер Сэм. Напоминаю тем зрителям, кто недавно перешёл на наш стрим-канал, что тема текущей передачи - виртуальная симуляционная игра с полным погружением “Айсола”, позволяющая игроку окунуться в мир американского мегаполиса середины двадцатого века. Согласно статистике “ГеймДатаБанка”, по результатам пятьдесят четвёртого года, советская “Айсола” вышла на третье место по популярности в Соединённых Штатах, заняв одиннадцать процентов рынка виртуальных симуляций. Кажется невероятным, что симуляция, всего четыре года назад воспринимавшаяся типичной инди-поделкой, пусть и неплохо реализованной, совершила подобный рывок. Как Вы, с позиции профессионального обозревателя, можете прокомментировать этот успех?
– Видишь ли, Ричард, в успехе инди-проектов нет ничего удивительного - крупные разработчики ушли в гарантировано окупающиеся игровые франшизы, а это означает, что никто из них не будет заниматься проектами, в первоначальную раскрутку которых необходимо вкладывать гораздо большие средства. Любую по-настоящему прорывную идею они ограничивают рамками уже готовых игровых миров. Инди-студии же, лишённые возможности использовать раскрученные бренды, вынуждены компенсировать оригинальностью и глубокой проработкой. Разумеется, большинство таких проектов провальны или балансируют на грани самоокупаемости, но в силу общего количества таких разработчиков, на рынок поступает огромное количество неплохого контента. Закон больших чисел.
– Но “Айсола”, тем не менее, выделяется из общего числа.
– Разумеется. Они первыми заняли нишу исторических ММОРПГ. Но почему? Да, русские взяли качественную литературную основу, привлекли компетентных консультантов, наняли опытную команду разработки, изначально закупили всё требуемое оборудование. Но причина успеха, на мой взгляд, в другом - создатели “Айсолы” не совершили основной ошибки начинающих игроделов. Ну вот серьёзно, когда кто-то из гаражных энтузиастов задумывает игру, он о чём думает? Двадцать играбельных рас! Сто сорок видов оружия! Реалистичная физика каждой дробинки! Сюжет с Атлантидой и пришельцами! Десять концовок! Можно перематывать время! Можно грабить караваны! Но никто - вообще никто не говорит "Короче, делаем игру, суть такова: интуитивное меню, управление в два клика, наглядное отображение параметров персонажей, внятный туториал, всплывающие подсказки и доходчивый дизайн уровней". А разработчики "Айсолы" об удобстве пользователей подумали в первую очередь.
– Отличное объяснение, Сэм, просто отличное! Следующий вопрос, который тоже волнует многих. Каково твоё отношение к тому, что в “Айсоле” присутствуют такие отвратительные вещи, как расовая сегрегация, половая дискриминация...

Вид со стороны моря был великолепен. Он вызывал трепет, заставляя задерживать дыхание. Четкие силуэты небоскребов врезались в небо, заслоняя синеву: строгие прямоугольники, остроконечные пирамиды и шпили арт-деко; геометрическое единство золотого электрического сияния на чёрно-сером фоне ночного неба и неторопливых волн.
Город лежал россыпью драгоценных камней, которые мерцают, соперничая буйством красок.
Высотные здания казались лестницей к сияющим неоном небесам. Вертикальные линии сливающихся высоких окон стремились ввысь. Хайвей сплетал и расплетал растворяющие огни светофоров потоки пламенных нитей. Буйство света, словно в безупречном зеркале, отражалось в чёрных водах залива, и на эту картину нельзя было смотреть, не задерживая в благоговении дыхания.
Позади небоскрёбов, за стенами плотного света, лежали улицы.
На улицах валялись, ходили и жили отбросы.
Облупившиеся стены, покосившиеся заборы с выломанными там и сям досками, делили улицы на отдельные проулки и закутки, замершие в ожидании добычи. Почти осязаемая враждебность заполняла их, заставляя редких прохожих поднимать воротники и, вжав голову в плечи, стремиться как можно скорее укрыться за безопасными стенами своих квартир. На многие кварталы вокруг было лишь одно место, где улицы отступали перед людским движением - угол Ривер-стрит и Мерчиссон. Трёхэтажное кирпичное здание с небольшими круглыми часами, показывавшими без десяти минут восемь и двумя зелёными шарами фонарей у входа.
С криво выведенными цифрами восемь и семь на давно не мытых плафонах.
Люди входили и выходили в скрипящие двери по одному или по два, согревая дыханием руки, сутулясь от колючего холода, выдыхая белые облачка пара. Подходили пешком и подъезжали на машинах. Разговаривали, торопясь с бумагами, или даже погоняя матерящихся подростков. Но даже просто дымя дешёвыми сигаретами под табличкой “Не курить”, эти люди были заняты важным делом, некогда считавшимся благородным. Они, по словам пьяного бродяги, изрыгающего проклятья из-за решетки “обезъянника” в конце комнаты, были “полицейской вонючей сраной гнилотой”.
Молодая женщина, скорее девушка, неуверенно озиралась, стоя у дверей. Неизвестно, сколько бы она так простояла, если бы на неё не налетел невысокий рыжий детектив, бегом спускавшийся с лестницы.
- …! - громко выругался он, протягивая руку упавшей девушке. - Прошу прощения мисс! Вы чего-то хотели?
– Ой, да, извините, - та поправила съехавшую шляпку. - Я хотела сообщить о преступлении…
– К дежурному сержанту, мисс, - детектив указал на конторку чуть дальше по корридору и проорал. – Дэйв, у нас убийство на Одиннадцатой, я на две кражи на Блоссом-авеню. Займёшься?
– Сейчас! – прокричал тот и поднял трубку телефона.
Убийство для полиции – обычное явление. Привычная, хорошо отлаженная машина завертелась. Сержант сделал неразборчивую запись в толстом журнале, доложил об убийстве начальнику участка, потом лейтенанту из следственного отдела. Затем он позвонил в отдел убийств, который, в свою очередь, привел в движение механизм нарастающего распространения информации, захвативший полицейскую лабораторию, телеграфное, телефонное и телетайпное бюро в Управлении, судебно-медицинского эксперта, районного прокурора, начальника районной следственной службы, начальника центральной следственной службы и, наконец, самого комиссара полиции. Что поделать - кому-то взбрело в голову лишить кого-то жизни, а в результате – многим надеявшимся отдохнуть людям пришлось вылезать из тёплых домов и кабинетов в холодную октябрьскую ночь.
И только завершив положенные процедуры, он обратил внимание на терпеливо ожидавшую посетительницу.
– Что Вы хотели, мисс?
– Я хотела бы сообщить о возможном нелицензированном самогонщике, - ответила та.
– Комната четырнадцать, второй этаж, - не моргнув глазом, ответил сержант. – Ребята из Подразделения налогообложения алкоголя скоро подойдут.

Комната была пустой, чистой, светлой, с ярким, но не раздражающим глаза светом. Очень утилитарные, но на удивление удобные стулья, простой письменный стол. И всё - ни картотек, ни доски для рабочих заметок, ни вешалки. Даже пепельниц - и тех не было. В общем, комната абсолютно не вписывалась в восемьдесят седьмой полицейский участок Айсолы.
Зато вписывались двое её обитателей - брюнетка в блёкло-красном твидовом пальто с широким поясом и мужчина лет тридцати пяти. Последний вообще являл собой наглядный пример “классического частного детектива тридцатых”, разве что обходился без сигарет.
Впрочем, это не имело ровным счётом никакого значения. Посетительница пришла к тем, с кем и хотела поговорить.
– Если я Вас правильно понял, Вы хотите сделать заявление для службы безопасности? - дождавшись кивка заявительницы, мужчина продолжил. - Меня зовут Генри. Для начала, представьтесь пожалуйста.
– Реальное имя, - уточнила девушка в красном пальто.
– Сельма Паркер, 94879, Бауэрс Авеню, Санта Клара, Калифорния. Аккаунт TeddyCopolla14. Я сразу хочу сказать, что работаю в Департаменте полиции Сан-Франциско, в FSD*.
На лице Генри появился живой интерес.
– Даже так? Простите за нескромный вопрос, а как к этому относятся Ваши друзья? Насколько я знаю, “Айсолу” постоянно клеймят за расовую нетерпимость и прочую нетолерантность…
– Не стоит во всём верить таблоидам, - улыбнулась Сельма. - Если не на публике, то многим она нравится именно соответствием эпохе. У нас есть техник, пуэрториканец, так ему даже нравится пробиваться здесь по карьерной лестнице в пожарной охране. Знаете, как настоящий вызов…
Вторая сотрудница “Подразделения налогообложения алкоголя” тем временем закончила изучать содержимое своей папки.
– Насколько я понимаю, Вы служите в CFU**? Ваше руководство в курсе ситуации? Визит это личная инициатива, или будет официальный запрос? Просто как частное лицо Вы не сможете участвовать в расследовании, а информирование будет ограничено.
– Да, начальство в курсе, но пока я выступаю как частное лицо. Собственно, поэтому я и обратилась внутриигровыми средствами. Дело в том что… Ну, знаете, то, что называют “профессиональной деформацией”. В общем, я всегда досконально проверяю логи моих банковских операций - не суммы, а все метаданные. И позавчера, когда я проводила небольшой платёж...
– Двадцатипроцентный бустер карьерного роста на месяц. Восемнадцать долларов, - уткнувшись в папку, уточнила “красное пальто”. Она так и не представилась.
– Так вот. Меня удивило, что там была задержка по сравнению с предыдущими, почти на семь секунд. Я сначала подумала, что это был обычный лаг. Но вчера мы с подругой решили купить и ей несколько бонусных вещей - и там тоже случился подобный лаг. Тогда я, просто на всякий случай, решила посмотреть трассировку - и вот.
Сельма протянула Генри листок бумаги.
– Опаньки… - “детектив” хлопнул в ладоши. - Эквадор.
– Да, - кивнула Сельма. - Сервер с “4-м Банком Айсолы”, в котором расплачивались наши персонажи, находился не в Ольгино. Рыбаки.
– Ненавижу автоперевод, - буркнул Генри. - Это я не Вам, Сельма.
– Система не пропускает платежи, проводимые ботами, - задумчиво сказала“красное пальто”. - Они передавали данные карты пользователю на игровом сервере, а тот и проводил их. Семь секунд на доптрафик.
– Вы блокировали карты?
– Пока нет. Переводов на другие счета не было, я только пока перевела почти все деньги на месячный депозит.
– Отлично. Я попрошу Вас пока не сообщать в банк и не распространять эту информацию. Если в течение трёх дней найти преступников не удастся, мы свяжемся с Вашим руководством для совместного расследования.
– А если поймаем, то тем более свяжемся, - добавила так и не сообщившая своё имя девушка.

Полковник был недоволен.
– Какого хрена вы сказали этой Паркер оставить всё, как есть?
Генри был сама невозмутимость.
– Фишинговый банк продолжает работать на сбор данных, преступники пока не снимают деньги с доступных им карт.. Для проведения платежей им необходимо держать “операторов” в нашей виртуальной реальности Айсолы - система пропускает платежи только от подтверждённых пользователей и только из самой симуляции. И, поскольку ещё никто из игроков не пожаловался на непрошедший платёж - злоумышленники всё ещё погружены. А значит, их можно найти.
– Почему этих фишеров не обнаружили сразу?
– В поддельный “банк” перенаправлялись пользователи с Камчатки, Чукотки, Магадана и прочего Приморья, а их там немного. Но в основном - из Японии с Восточного побережья США и Канады, а с зарубежными платежами всегда идёт некоторая задержка. Бэкдор гарантировано стоит на тихоокеанском игровом кластере, наши там уже подняты.
– А куда смотрели администраторы?
– Как минимум один из преступников - из технического персонала тихоокеанского кластера “Айсолы”. Имея неограниченный физический доступ к серверам можно сделать вообще что угодно.
Полковник мрачно вздохнул.
– Значит так, подготовишь обоснованный рапорт по мерам, которые необходимо предпринять для недопущения аналогичных происшествий в будущем. Подробный!
– Товарищ полковник, в мои должностные обязанности не входит написание рекомендаций для народного хозяйства. Я ловлю преступников, а не…
– Знаешь поговорку про инициативу? Какого хрена были переданы рекомендации американцам, даже без уведомления руководства?
– “Айсола” - симуляция с полным погружением. После выхода из такой виртуальной реальности человеку нужно от получаса, чтобы хотя бы минимально придти в себя. Если мы вычислим физическое местонахождение “операторов” до того, как они поймут, что их уже ловят, то их возьмут даже дружинники-пионеры. А спугнём - залягут где-нибудь на дно, месяцы искать будем…
– Вот и вычисляй, - полковник махнул рукой, давая понять, что разговор окончен. - А как найдёшь - напишешь обоснованный рапорт для “Айсолы”. На пяти листах и мелким почерком.

Валил снег. В сквере на углу Восьмой и Третьей было пусто, и даже вездесущие голуби куда-то подевались. Сидевшая на скамейке парочка - архетипичный частный сыщик и брюнетка в блёкло-красном пальто - сразу бросались бы в глаза.
Но из-за снега в сквере, кроме них, никого не было.
– В Айсоле только два терпимых сезона, - проворчала женщина, листая журнал. Снег ложился на её неприкрытые волосы пушистой шапкой. - Лето слишком душное, а зима - мокрая.
– Максимальный реализм. И, касательно реализма - Элис, ты ведь знаешь, что такое менингит?
– У служебных персонажей иммунитет.
Генри разочарованно вздохнул.
– А как же погружение? Реалистичность? Вживание в образ? Ведь именно это сделало “Айсолу” настолько популярной во всём мире. Детально воссозданная атмосфера американского мегаполиса столетней давности. Выверенные алгоритмы поведения ботов. Мне даже один бармен у пирсов взятки платит каждый вторник, представляешь? Как там на CNN было? “Тошнотворная советская агитка, целенаправленно акцентирующая внимание пользователей на неприглядных моментах истории США”. А о том, что в основе лежат романы американского же писателя они предпочитают умалчивать!
– Меня больше волнует шестнадцать тысяч банковских карт, к которым получили доступ не те, кто должен. И их текущее местоположение.
– А как же романтика? Здоровый авантюризм?
– Я уже четырнадцать часов как должна быть в отпуске. Догадываешься, что я думаю по поводу нашего дела?
– Вот! Вот так и рождается классовая ненависть к преступному элементу!
Внезапно Элис подняла руку, коснувшись виска. Поморщилась, будто от приступа лёгкой мигрени.
– Это Кутаидзе. Бэкдор вычислили. С банком они готовы, как только мы войдём. Тут, кстати, он говорит, немало сюрпризов приготовили, очень и очень талантливых. Так что, если хочешь, доставай свой тридцать восьмой с реалистичной физикой пули и развлекайся вживанием в образ. Но лично я захожу с полным админским доступом и разблокированной нейроконсолью.
– Ты, Аля, реализм с идиотизмом-то не путай, - вздохнул Генри. - Что с посторонними?
– Шесть пользователей в операционном зале. Один опознан как “оператор”, постоянно проводит платежи с десятка недавно зарегистрированных персонажей. Кассир, управляющий и администратор тоже. Новые посетители отправляются в режим ожидания, изнутри их сервер не обсчитывает. Исходим из того, что у нас минимум пара минут, пока они не поймут, что локация переведена на автономку.
– Что с техником?
– Главный разворот.
“Красное пальто” протянула спутнику журнал. В отличие от тех, которые можно было бы ожидать в пятидесятых прошлого века, по страницам журнала Элис бежали интерактивные столбцы служебной информации.
На развороте красовалось овальное серое пятно с треугольником посередине. Недолго думая, Генри нажал на него и овал сменился на лицо парня лет двадцати пяти.
– О, Генри, и тебя припахали? Это Шамиль. Александр Дрёмов, двадцать семь, инженер-программист, МФТИ, не замечен, не привлекался, угу, угу, вся фигня… Ага, слушай, восемь дней назад взял две недели за свой счёт по семейным. Судя по записям, в последний же рабочий день вылетел в Пулково семичасовым рейсом. Билет ему брала некая Дарья Сазонова, двадцать два, четвёртый курс политеха имени Петра за номером один, минимальная стипендия, практика на ЛОМО, вылетела вместе с ним. Судя по профилям, сейчас оба подключены и локализованы в вашем банке. Аппаратные идентификаторы нейроинтерфейсов всех пользователей определены и заблокированы на выход, включая аварийный. Так что, если гениев-электронщиков среди наших рыбаков не водится, выйти не сможет никто. Теперь, как говорится, все карты вам в руки.
– Карты, деньги и две консоли, - непонятно вздохнул Генри, поднимаясь.

“Fourth Isola Bank” располагался в недавно отстроенном здании, стилизованном под колониальный стиль. Прямо над входом располагалось красочное мозаичное панно, заметное даже сквозь налипший мокрый октябрьский снег. Подсвечиваемое встроенными фонарями, оно олицетворяло мощь и богатство Америки, с явным намеком на то, что источником этого могущества является именно банковская деятельность - и, в частности, конкретно Четвёртый Банк Айсолы. Сами же двери - благородная сталь и сверкающий хром - должны были ассоциироваться у посетителей с прогрессом и развитием.
Дождавшись, пока два клиента покинут банк, Генри и Элис прошли в вестибюль, стряхивая снег на новый зелёный ковёр и блестящие мраморные плиты пола. Негромкая музыка доносилась из скрытых динамиков в массивных колоннах. За перегородками из матового стекла, отделявшими рабочие места от зала, быстро трещала счётной машинкой только одна операционистка - количество обслуживающих ботов генерировалось сервером в зависимости от наплыва пользователей.
Вот только эта конкретная операционистка, согласно данным администраторского доступа, была идентифицированным зарегистрированным в системе пользователем. Как и девушка-администратор, подошедшая к посетителям.
– Добрый день! Мы рады приветствовать Вас в центральном офисе Четвёртого Банка Айсолы. Чем мы можем Вам сегодня помочь?
– Я бы хотел открыть игровой депозит для этого персонажа, - широко улыбаясь, ответил Генри.
– Реальная валюта, внутриигровые доллары, бонусные линии, сертификаты?
– Давайте пока реальная.
– Очень хорошо. Если позже Вы захотите открыть другие депозиты, они все будут привязаны к этому номеру счёта. При совершении транзакций, даже в случае нехватки средств на других депозитах, Вы сможете переводить реальную валюту на другие депозиты не заходя в банк. Вам нужно просто заполнить вот эту форму. И, разумеется, предъявить операционистке водительские права персонажа или иное удостоверение личности. Если вам будет что-то в форме непонятно, я помогу ее заполнить...
Подойдя к кассе, Генри достал из кармана удостоверение частного детектива и протянул девушке за стойкой. Размашистым почерком заполнил форму. Вид карты, эмитент, фамилия, имя, номер счета, сумма, платёжный пароль, комиссия ноль процентов, прочитал соглашение, согласен, подпись…
Для остальных присутствовавших, детектив просто рисовал прямые линии над остающимся девственно чистым бланком. Ни один другой пользователь не мог видеть чужих платёжных данных, те поступали на сервер по отдельным защищённым каналам. Администратор и операционистка лишь подтверждали “личность” персонажа.
– Вот, ваш счет открыт, это ваша чековая книжка, временная - полную вам пришлют по почте после подтверждения транзакции. Что-то еще на сегодня?
– Нет, спасибо.
– Счастливого вам дня! - застрекотала счётная машинка.
– И вам того же… - Генри закатал рукав, глядя на наручные часы. - Два, три…
Банковские боты не должны удивляться - сам смысл игровых транзакций изначально лежит вне логики виртуального мира Айсолы. Следовало отдать должное администратору - она себя ничем не выдала. В отличие от напрягшегося управляющего, якобы беседовавшего с vip-клиентом.
– Простите, сэр, но Ваша транзакция не подтверждена, - заученно виновато улыбаясь, окликнула его операционистка. - Не могли бы Вы ещё раз заполнить форму?
– Я думаю, незачем, - Генри улыбнулся. - Зайду в следующий раз. Четыре секунды...
– Куда-то торопитесь? - улыбка у подошедшего управляющего была какой-то… змеиной.
Одним махом он нарушил все правила - для платёжного бота немыслимо оспорить или подвергнуть сомнению действия пользователя. А значит, понял, кем были посетители, и счёл, что в притворстве больше нет нужды. Неудивительно - Генри не смог быстрее раскрыться, даже если бы зашёл в банк с пистолетом наголо и большой мигающей табличкой “Служба безопасности” на животе. Сама Элис никогда бы так не поступила, но её напарник, нахрапистый, самоуверенный раздолбай...
“...Успешно работает в Управлении “К” уже тридцать шесть лет.” - на всякий случай, напомнила она себе.
Генри обернулся.
– А смысл? Мы нашли всё, что хотели, - он подмигнул девушке-администратору. - Кстати, меня зовут Генри. Генри Алекс Свенссон. А Вас?
Та растеряно посмотрела на управляющего. Тот продолжал ухмыляться.
– Я думаю, не стоит пренебрегать элементарной вежливостью. Меня зовут Эрнест, девушку - Дария. Это, - он махнул рукой в сторону зала, - Алекс и Соня. И чем же мы можем на самом деле помочь нашим дорогим гостям?
– Сдаться властям, разумеется, - Генри по-прежнему сиял оптимизмом. - Сообщить нам свой адрес в реальном мире и всячески сотрудничать со следствием.
– Генри, Генри, - Эрнест укоризненно покачал головой. - Такие вещи нужно говорить лишь тогда, когда Ваш собеседник находится у Вас в кабинете, а не когда Вы влезли в его песочницу. Типичная ошибка новичка. Ничего, со временем Вы научитесь. А пока…
Управляющий театрально щёлкнул пальцами.
– Один маленький сюрприз. Небольшая доза подобранных частот дельта- и бета-волн в Ваши нейроинтерфейсы - мой фирменный коктейль “Глубина”. Признаюсь, по секрету, - Эрнест перешёл на заговорщицкий шёпот. - Я им очень горжусь. Полностью блокирует возможность движения персонажей или активации элементов управления. Придётся ждать, пока не сработает автоматический таймер интерфейса - а потом недельный курс восстановительной терапии из-за экстренного выхода. Впрочем, “Глубина” отключится сама через три часа, так что, если будете вести себя хорошо и просто подождёте - выйдете без особых потерь для здоровья. Ну а мы тем временем, пожалуй, начнём собираться.
Tags: cyber in the punk, моё, сказяфка, сны
Subscribe

  • Начала потихоньку выкладку

    Корнуолльские Ведьмочки и Аномальные Материалы* _____________________ * Философский Камень, очевидно, вполне подпадает под эту категорию

  • Фанфиковое

    Луиза: А ведь я лет семь-восемь назад придумала для дочери многотомный фанфик по Гарри Поттеру с рабочим названием "Гарри Поттер и Умная…

  • К постоянно модному срачу

    ЗЫ. Россия - слева.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments