Луиза-Франсуаза (luiza_fransuaza) wrote,
Луиза-Франсуаза
luiza_fransuaza

Categories:

Слово Генри - 2

“Тридцать шесть лет выслуги” - ещё раз напомнила себе Элис. Она и вправду не могла пошевелиться.
– Дария, я всё хотел поинтересоваться - как ни в чём ни бывало продолжил замерший Генри. - А сколько карт вашей команде удалось собрать? Пятнадцать, двадцать, тридцать тысяч?
– Какая разница? - девушка, наконец, ответила.
– Воспользоваться ими вам вряд ли удастся - эмитенты быстро начнут блокировать засвеченные карты, да и риск обнаружения большой. А если продать кардерам - так ведь дампов нет, параллельную карту не сделать. По нынешним же расценкам, насколько я знаю, пусть даже тридцать тысяч платёжных паролей - и это при условии, что уже есть готовый их скупить человек - дадут… я бы сказал, тысяч семь или восемь. Пусть восемь. Делить на четверых - по две тысячи на человека. Полугодовая зарплата научного сотрудника. Это же несерьёзно, даже хорошую машину не купить! А с банками связываться уже не получится, риск слишком велик. Прятаться всю жизнь, паниковать каждый раз, когда входишь в людное место?
– Вы ничего не понимаете, - устало бросила Дария.
– Покинуть страну? - Генри не унимался, делая вид, что просто рассуждает вслух. - Хорошая версия, многое объясняет. Но ущерб нанесён не только нашим соотечественникам, но и гражданам Японии, Вьетнама, Индонезии, Китая, США, Канады… даже несколько индусов было, по-моему. Честно говоря, не представляю страны, из которой бы вас не выдали хоть кому-нибудь из этого списка.
– Сейчас нам расскажут про честный труд и примерное поведение, - Эрнест развернул консоль - зеленоватый парящий над левой рукой прямоугольник диалогового окна с клавиатурой. - Лёш, проверь расписание, билеты я оформляю. Когда СБ продолжит поиски, мы будем уже далеко…
Остальные операторы тоже раскрыли свои консоли. В вестибюле банка воцарилась тишина, нарушаемая лишь шорохом движущихся рук. Генри печально огляделся и разочарованно зевнул.
Прикрыв рот рукой.
Потянулся, разминая плечи.
Сделал несколько махов руками.
Над правым запястьем линии зелёно-голубого цвета сформировали висящие в воздухе геометрически правильные рубленные подобия огромных когтей - длиной около полуметра и шириной сантиметров в пятнадцать. “Когти” двигались синхронно с рукой и беззвучно искрили.
– Визуализацию взял из третьих “Легенд Эпохи Разделённых Провинций”, - словно извиняясь, ответил детектив на немой вопрос в глазах напарницы. - Всё равно нужно графическое обозначение статуса, а заморачиваться на что-то своё мне лениво...
Дария на секунду отвлеклась от окна консоли.
– Ву-джен, сфера воздуха четвёртого уровня?
– Именно, - Генри чему-то обрадовался. Может быть тому, что не только он знает нишевые японские игры. И помахал “когтями” поднявшему голову управляющему.
Глаза Эрнеста расширились, но он уже не успевал ничего сделать. Старый оперативник одним прыжком пересёк разделявшее их пространство и нанёс удар. Тело оператора оказалось заключено в прозрачный цилиндр фиолетового цвета, по которому бегали электрические разряды.
– Та-даммм! - язвительно прокомментировала Элис. - А где отлетающие цифры с количеством нанесённого урона?
– Мне нужна визуальная маркировка, а не подсчёт очков в полэкрана, - с достоинством парировал Генри, запрыгнув на стойку оператора и усевшись поудобнее. - Продолжаем разговор. Так, сначала нужно отключить эту дурацкую “Глубину”...
– Но… Как? - севшим голосом спросил прижавшийся к стене Алекс.
– Профессиональная слепота высококлассного специалиста. Знаете же, что такое “ловушка для дурака”? Так вот, это - ловушка для умных. Для тех, кто настолько хорошо разбирается в своей области, что не может оценить обстановку вне рамок этой специализации.
– То есть?
– Друзья мои, персонажем в “Айсоле” можно управлять не только через нейроинтерфейс. Дух старой школы живёт только в ручном управлении, где рубятся по хардкору клавиатурой и мышью!
– Но ваши интерфейсы были опознаны системой на аппаратном уровне, иначе бы они не могли зайти в банк, - пролепетала Соня.
– Вот видите, как мало вы знаете о добрых феях, - картинно опечалился Генри. - Система служебной коммуникации нейроинтерфейса, это сорок два и один герца, гамма-диапазон. Если очень примитивно, то я посылаю служебные эсэмэски на дистанционно управляемого андроида, он воспринимает их как управляющий код и, ручками, двигает мышь и вводит команды с клавиатуры. Точность и скорость управления, конечно, несравнимы с интерфейсным, сплошные костыли и заплатки, но, если заранее прописать горячие клавиши…
– Это же какой должен быть траффик?!
– Преимущества служебного безлимитного тарифа, - андроид Генри отключил эренстовский “коктейль” и Элис смогла свободно двигаться. - Так я жду ответа на поставленный нами вопрос.
Это была одна из характерных фразочек Генри, но Элис она тоже нравилась. Девушка не могла удержаться, чтобы не вставить её при первом же подходящем случае.
Грохот заставил всех обернуться. У окна стояла Дария со стулом в руках
– Локация переведена на отдельный сервер и изолирована от основного игрового пространства, - Элис пожала плечами. - Объекты неразрушаемы, функции закольцованы. Но мы открыты для предложений.
Эрнест лишь ухмыльнулся.
– То есть, нам вроде как остаётся типа сдаться, лечь и умереть? И свечку на груди поставить? - за неимением свечки он достал из кармана золотой “паркер” и выставил ручку из скрещённых на груди рук. - Фанатам старой школы следует помнить, что в играх всегда есть кнопка “Выход”!
Генри достал из кармана плаща пачку сигарет и щелчком выстрелил одну из них. Ухватил её губами и, не зажигая, изобразил затяжку. Одну, вторую…
– Ключ?.. - прошептал Эрнест.
– Принудительное блокирование выхода по команде пользователя, - если бы сигарета горела, Генри наверняка выпустил бы пару колечек. - Выход только по паролю и аппаратному ключу. Недокументированная функция по заказу правоохранительных органов. Есть у всех производителей. Наши американские коллеги любезно предоставили информацию и по твоему “Рифту S14”, товарищ Хельгер.
– Вы… Откуда…
– Эвель Вамболович Хельгер, - Генри пожал плечами. - Не хотелось бы отходить от идеологии дружбы народов, но, между нами - человек с таким именем просто не может вырасти хорошим.
Хельгер расхохотался, но в его смехе отчётливо слышались истерические нотки.
– Есть ещё аппаратное отключение, по таймеру! Не найдёте!
– Если наши трейсеры не окажутся быстрее, - детектив был само равнодушие. - Или если нам не поможет один из ваших товарищей, поскольку сотрудничество со следствием - смягчающее вину обстоятельство.
Агенты оглядели разом помрачневших операторов. Никто не выражал желание облегчить душу и работу органов внутренних дел.
– Ничего, мы подождём, - ободрил их очаровательной улыбкой Генри, доставая из внутреннего кармана плаща характерную фляжку.
– У меня почасовая оплата, - добавила Элис, раскрывая журнал. На главном развороте шёл прямой эфир со стыковки третьего модуля китайской орбитальной станции.

Следующие минут сорок прошли в молчании. Операторы сидели, погрузившись в невесёлые мысли (Эвель тоже - тюрьма-цилиндр просто не позволяла сдвинуться с места). Генри отхлёбывал из фляжки, Элис смотрела новости. Телефонный звонок застал врасплох всех - звонил аппарат на стойке, где так удобно расположился детектив. Генри снял трубку.
– Это Кутаидзе, - судя по голосу, его обладатель сильно запыхался. - Слушай, тут такое дело… Я пробил Сазонову по личным делам Политеха, простучал одногруппников. Ну и нашёл квартиру, где она снимала комнату, подруги дали адрес. Я тут, короче... В общем, кидаю моё потоковое, сами смотрите…
Генри жестом показал девушке раскрыть журнал. Несколько секунд они смотрели на разворот.
– Дария, подойдите, пожалуйста, - на удивление тихо попросила Элис.
Девушка нехотя подошла к агентам. Те молча протянули журнал.
– Что за бред? - охнула администратор.
– Эй, что случилось, - подскочил Алекс. Элис попыталась было преградить ему путь, но Генри остановил коллегу. - Хрень какая-то…
– Что там? - занервничал Хельгер. Подойти он не мог, а показывать журнал ему никто не собирался.
– Тут видео идёт, а там Дашка. Мёртвая… - ошарашено ответил Алекс.
– За полчаса нарисовали, а теперь пытаются голову заморочить! - ухмыльнулся Эвель.
– Улица Серовой, четырнадцать, квартира четыреста два, - сообщил детектив.
– И чего? Дашка оттуда ещё утром должна была съехать, - парировал наглый управляющий. - Сам видел, как она тут подключалась.
– Отодвинь камеру, пожалуйста, - попросил Генри в трубку.
Изображение уменьшилось. На журнальном развороте появилась лежащая на зелёном ковре очень похожая на Дарию девушка, возле головы которой было большое тёмное пятно. Сложенные на груди руки, будто свечку, придерживали сувенирное “вечное перо”.
– Как Вы там говорили, Эвель? - спросил Генри, даже не повернувшись к обездвиженному оператору. - Свечку на груди поставить?..
– Вы за это время могли нарисовать что угодно. А теперь этой хренью пытаетесь заставить хоть кого-то расколоться. А почему? Да потому, что время-то у вас уходит. Трейсеры не справились, за соломинку хватаетесь. Что угодно наплетёте…
– А можно блузку расстегнуть? - вдруг попросила Дария.
– Блузку на теле расстегни, - распорядился Генри. - Это уже не девушка, это труп, остолоп! Ей плевать, в морге всё равно разденут.
В трясущемся кадре две мужские руки начали неловкими движениями расстёгивать пуговицы. Спустя минуту изображение стабилизировалось на полуголом теле.
– Родинки слева, - потеряно прошептала Дария. - Вы же не могли узнать?
Генри ответил - не ей, но будто бы в пустоту.
– В основе нейроинтерфейсов лежат сети-эмуляторы на искусственных нейронах. Грубо говоря, они выступают своеобразным дублем человеческого мозга. И если мозг погиб во время подключения, а интерфейс продолжает функционировать, то…
– Да что вы слушаете этот бред!!! - сорвался Хельгер.
– А я не помню, чтобы ехала к вам, - Дария тихо обратилась к Алексу. - Я помню, что пришло оповещение, что Эвель приехал… А потом я пошла в банк. И как выходила из Айсолы, чтобы его встретить - тоже не помню…
– ЗАТКНИСЬ, ИДИОТКА!!! ТЫ…
Голос Хельгера пропал. Вокруг головы управляющего, на уровне рта, появилось медленно крутящееся жёлтое полупрозрачное кольцо с текстом “READ ONLY 14D”.
– Ах ты су… - Алекс рванулся вперёд, но тут же замер в неестественной позе.
– Давайте не будем совершать глупостей, - ледяным голосом отчеканила Элис. - Алексей, его всё равно здесь нет, это симуляция. И как бы Вы его не били, боли он не почувствует, в курсе?
– Да… - прошипел оператор. - Ты… Тварь…
Агент повернулся к Дарии.
– Мне очень жаль, - голос детектива был полон печали. - Дарья Сазонова мертва. Как только произойдёт отключение персонажа Дарии - Вы исчезнете. Окончательно. Сколько осталось до принудительного аппаратного выхода?
– Шесть с небольшим, - потеряно прошептала та.
– Сочувствую…
– Неужели ничего нельзя сделать?.. - всхлипнула Соня.
Генри сидел за столом, сложив ладони лодочкой и уткнувшись в них лбом. Его глаза были закрыты.
– Теоретически… - пробормотал он, не открывая глаз.
– Э? - Алекс, Соня и Дария одновременно повернулись к нему.
– Теоретически, при наличии достаточных оснований… Если создать перманентную, неотключаемую виртуальную среду… Убрать аппаратные ограничения сеанса для конкретного пользователя. И, как минимум, внести изменения в код серверной части Айсолы… - Генри поднял голову и оглядел всех присутствующих. - Полагаю, Дария Сэйбл сможет неограниченно существовать в виртуальной реальности Айсолы.
– И что для этого надо? - Дрёмов уже догадывался об ответе.
– Адрес.
Дария посмотрела на остальных. Нижняя губа предательски дрожала.
– Это твоё решение, - сказал Алекс. - Я не возражаю.
– Я тоже, - не раздумывая, выпалила Соня.
– Токсовское шоссе, двадцать один, - после долгой паузы, неуверенно произнесла администратор. - Квартира сорок девять.
– Я пошла, - Элис отбила что-то в консоли, уже на ходу к дверям. - Ленинградцы свяжутся, как закончат.
– И американцам свистни, но с санкции руководства.
Эвель смотрел на присутствовавших ненавидящим взглядом.

Спустя пару минут после ухода Элис, снова позвонил Кутаидзе. на сей раз оперативника слышали все.
– Семнадцать минут и мы на месте, - сообщил он. - Я связался с землёй, у дверей уже дежурит патрульный наряд. Внутрь, сказал, не заходит, там особо опасный. Знаю, что он сейчас у тебя, но сам знаешь, молодые наверняка начнут там всё хватать, смотреть, ну их нафиг.
– Ладно, не забудь только, как зайдёшь поток мне сюда отправить. И местных предупреди, чтобы пока особо не трепались.
– Само собой. Медики спрашивают, скольких там ждать?
– Троих, я так понимаю? - Соня и Алекс кивнули. - Дрёмов, Хельгер и?
– Сагайнова, - добавила Соня.
– Ясно, - на первый взгляд, Генри выглядел довольным. - Предупреди, когда медики будут готовы их выводить.
– Не забуду, - Кутидзе отключился.
Детектив обернулся к операторам. Дария сидела в углу, безучастно наблюдая за игрой снежинок за окном, Соня тихонько плакала, Эвель беззвучно шептал проклятья. Алекс о чём-то сосредоточено думал.
– Стоило оно того? - спросил Генри. Ответом было тягостное молчание.
– Послушай… те, - вдруг заговорил Алекс. - Я, как инженер, всегда вывожу себе в консоль параметры работы интерфейсов. И судя по показаниям - у нас повышается температура. Сейчас в ваннах уже сорок градусов и рост продолжается. Ваши далеко, не успевают. Дайте мне выйти, я могу исправить терморегуляцию.
Агент внимательно посмотрел на оператора. Очень внимательно.
– Ты ведь понимаешь, что у дверей стоит патруль? Что твои данные могут быть разосланы менее, чем за секунду?
– Никаких глупостей не будет, - твёрдо пообещал Алекс. - Я отрегулирую температуру и дождусь вашей группы. Да и бегать сразу после выхода, сами знаете, плохо получается.
– Хорошо… - на принятие решения у детектива ушло несколько секунд. Визуально процесс передачи ключа никак не отобразился. Просто через несколько секунд персонаж Алексея встал, направился к дверям и скрылся в снежной круговерти.

– Мы на месте, - Генри изменил настройки и видео от Кутаидзе теперь транслировалось на стену вестибюля. Типовая квартирная дверь, трое патрульных напротив.
– Дрёмов сейчас отключен, находится внутри, - на всякий случай, ещё раз напомнил агент. - Глупить не должен, но будь осторожнее. И там девушка, так что ситуация деликатная...
– Понял, - Шамиль махнул рукой сопровождающим. Знакомый щелчок затвора. - Захожу один. Контролируйте проход…
Дверь открылась. Обычная прихожая - стенка шкафов, зеркало, скамеечка. Одежда, обувь…
– Дрёмов, ты где? - не заходя за порог, прокричал оперативник.
– В большой комнате, - донеслось из квартиры. - Я в кресле, напротив входа.
– Становись на колени, руки за голову, спиной к двери, - Шамиль по прежнему не двигался. - Мне на сегодня и одного убийства многовато.
– Сейчас, - голос Алексея был совсем не похож на голос его персонажа в Айсоле. - Готово!
Кутаизе медленно и осторожно двинулся вперёд. Изображение чуть покачивалось, иногда расплываясь на секунду. Проходная комната, пустая ванна виртуальной реальности, мокрые лужи от геля на полу, скомканное полотенце. Спиной к оперативнику на коленях стоял Дрёмов, сцепив руки на затылке.
– Одного вижу, - оповестил Шамиль, одной рукой цепляя на Алексея наручники, заводя тому руки за спину. - Так, идём к выходу, не торопясь… Где остальные?
– Соня во второй комнате, Эвель в ванной...
Сдав парня на попечение патруля и медиков, Кутаидзе вернулся в квартиру. Маленькая комната… Камера прошлалась по погруженной в салатовый гель девушке, стенам, шкафам, раскладушке, мятым упаковкам готовой еды. Вернулась в большую комнату, скрипнула дверь санузла...
Тело Хельгера, неестественно белое, распухшее, колыхалось на поверхности ванны.
– Температура среды семьдесят восемь градусов, - сообщил Шамиль. - Параметры жизненных функций нулевые, отказ системы терморегуляции. Мозговые волны отсутствуют во всех диапазонах. Медиков в дальнюю комнату и ванную. В ванной труп, в комнате - норма.
Мимо оперативника проскользнули санитары. Кутаидзе вышел из квартиры, тяжело вздохнул, выщелкнул магазин...
– Товарищ Дрёмов, Вы задержаны по подозрению в неправомерном доступе к информации в электронном виде, согласно статье...
Генри развернул консоль. Обруч “READ ONLY” погас.
– Труп? - Эвель хватал ртом воздух.
– Увы, - согласился детектив. - Соня, локация разблокирована. Рекомендую Вам штатно завершить текущую игровую сессию, во избежание дополнительного дискомфорта при принудительном отключении. В рапорте будет указано Ваше добровольное сотрудничество. Так что есть высокая вероятность того, что лишения свободы удастся избежать.
Операционистка молча кивнула, смахивая рукавом подсохшие слёзы. В банковском холле осталось трое.
– Ме… Меня убили! - заорал управляющий. - Этот недоделанный, тупой инженеришка… Он убил меня!!!
– Голословное обвинение, - Генри задумчиво жевал губы. - Конечно, такая вероятность существует, но, в целом, подобное утверждение бездоказательно. Нулевая судебная перспектива. Сочувствую.
– Но все видели и слышали, как он грозился меня убить! Ваш агент сама была вынуждена его останавливать!
– Честно говоря, я не думаю, что Дрёмов решит упомянуть этот небольшой эпизод в показаниях. Да и Сагайнова тоже, учитывая, в каком состоянии она была после известия о смерти Дарьи. С учётом же того, что из-за проводимой против вас операции агент Элис отозвали из отпуска до окончания расследования, а муж и дочь уже сутки как ждут в Ялте - поданный ею рапорт будет предельно краток.
– А ты, сволочь, тоже промолчишь, чтобы убийство сошло ему с рук?
Генри поглядел на Дарию. Та по-прежнему молчала, но глаза подозрительно блестели. Детектив глубоко вздохнул.
– Проблема в том, что я не уверен - на самом деле не уверен - что Ваша смерть была вызвана действиями Дрёмова. Потому что, и это безусловно, получит отражение в моём докладе, перед выходом Алексей сообщил мне о неполадках в системе терморегуляции ваших ванн. Хотел ли он отомстить за убийство своей девушки? Безусловно. Имел ли он возможность осуществить подобное? Имел. Но мог ли обычный, вменяемый человек совершить убийство, хладнокровно наблюдая, как его злейший враг заживо варится? Сомневаюсь. В подобных обстоятельствах доказать факт убийства невозможно - поверьте, я уже сорок лет занимаюсь подобными делами. Впрочем, как и опровергнуть. А Дрёмову и так предстоит пережить суд, тюрьму и потерю любимой. Я считаю в подобной ситуации безнравственным давать основания для сплетен о том, что Алексей ещё и убийца.
– Спасибо, - прошептала Дария.
– Ничего… - Эвель практически шипел. - Лог этой симуляции покажет, кто есть кто.
– Согласно букве действующего законодательства, лог симуляции предоставляется как доказательство по завершении таковой, если не будет отдельного судебного запроса. Но, как мы прекрасно знаем, для поддержания существования персонажа Дария Сэйбл, данная симуляция будет неограниченно продлена, - впервые с момента обнаружения тела Сазоновой, Генри улыбнулся. - А поскольку у прокурора просто не откуда будет взяться даже тени мысли, что этот конкретный лог необходим для завершения расследования…
– НЕНАВИЖУ!!! СВОЛОЧИ!!! УРОДЫ!..
– Знаешь, в чём твоя основная проблема, Хельгер? - детектив никак не реагировал на вопли Эвеля. - Ты был умён, сообразителен, талантлив. При этом у тебя не было достаточных социальных тормозов, уважения к людям, их имуществу и даже жизнями. Но твоя опасность для социума была не в этом, а в том, что ты был идиот. Возможно, даже гений - но идиот. В том числе и потому, что безраздельно верил в свою исключительность. Тыне понимал, что в противостоянии одной лишь гениальности и опыта, опыт выигрывает. Может не сразу, не в первом столкновении - но, в итоге, гений всегда оказывается повергнутым. Именно так тебя вычислили - кстати, простой американский полицейский. Именно поэтому твои, без дураков, эффективнейшие ловушки мы обошли с лёгкостью - и поверь, для этого не пришлось задействовать хоть сколь либо заметную часть приёмов из моих с Элис арсеналов. И именно поэтому, ты - талантливый, умный, даже гениальный - не интересен. Даже в качестве примера, мелким шрифтом на сноске очередного номера InterPoliceJournal. Через сколько твой выход?
– Восемнадцать часов, - просипел Хельгер сорвавшимся голосом. - Это же самосуд...
– Я думаю, мы прекратим эту бесполезную дискуссию, - в развернувшемся окне административной консоли побежали строчки команд. - Принудительное завершение игровой сессии. Добро пожаловать в реальный мир.

– Доброе утро, - новый, с иголочки, мундир выглядел на молодом прокуроре совсем ни к месту. - Я, честно говоря, проглядел материалы только мельком, и решил сразу прояснить некоторые вопросы. Надеюсь, это не сильно нарушило планы Ваших сотрудников?
– Какие именно вопросы? - полковник сразу брал быка за рога. - Дело успешно прошло суд, нареканий по сбору материала не было.
– Вот прямо сейчас мы всё и обсудим, - прокурор не поддавался авторитету старого и искушённого в аппаратных перипетиях начальника Управления. - Я никого ни в чём не обвиняю, Однако хочу прояснить несколько сомнительную, на мой взгляд, ситуацию. Сотрудник, проходящий по материалам как “Генри”, отозван из отпуска?
– Да, оповестили с утра. “Генри” ждёт нас в зале для совещаний, - они подошли к тяжёлым дверям и полковник, на правах хозяина, распахнул их. Если бы в этот момент гость посмотрел на начальника Управления, то заметил бы тщетно прячущуюся в усах улыбку.
– Хорошо, что он никуда не уехал… Это ещё что такое?
Около кафедры, спиной ко входу, на коленях сидел подросток, в голубой спортивной курточке с цветастой молнией на спине и торчащей во все стороны кислотно зелёной шевелюрой. Услышав вопрос, “Генри” встал, разворачиваясь к вошедшим. Ни на градус не качнув корпусом, быстро, плавно и бесшумно.
– Давно не виделись, - произнёс андроид тягучим, вкрадчивым, звенящим как натянутая струна голосом, не размыкая изогнутые в лёгкой улыбке губы. Ярко-оранжевый и тёмно-фиолетовый глаза внимательно смотрели на полковника. - Как дела?
– Агент “Генри”, он же - полковник Буковка, Анастасия Васильевна. Шестнадцать лет назад, в результате несчастного случая, получила сложнейшую компрессионную травму позвоночника, плюс тройной перелом. С учётом выслуги, предлагалось провести операцию по имплантации искусственного позвоночника и пройти курс восстановления, но она решила, что лучше останется полноценным оперативником для работы в виртуальных симуляциях, нежели инвалидом-ветераном на пенсии.
– Вы оставили на службе инвалида?
– Нет, это было ещё до моего назначения, но, с учётом опыта и послужного списка полковника Буковки - я считаю подобное решение полностью оправданным.
– К сожалению, общаться с реальным миром я могу только через подключённых к моему нейроинтерфейсу андроидов Управления, - не меняя интонации, всё так же отстранённо, сообщила “Генри”. - Но, полагаю, это не имеет отношение к Вашим вопросам?
– Да… - прокурор сел за кафедру и открыл на служебном планшете свои документы. - Собственно, вопрос один. Ваши действия по отношению к Хельгеру Эвелю Вамболовичу, после обнаружения его тела…
– Типичная ошибка, - плавающий голос андроида вызывал у прокурора непреодолимое ощущение, что “Генри” лишь имитирует эмоции. - Вы ведь раньше никогда не работали по делам, связанным с виртуальными симуляциями, равно как и сами ими активно не пользовались?
– Вы правы, - согласился тот.
– Хельгер был уже мёртв. Он умер тогда, когда началась коагуляция белка в его мозгу. С этого момента в симуляции находился только его констракт.
– Констракт?
– Своеобразный бот. Управляемый компьютером персонаж, отличающийся от стандартных ботов лишь тем, что его паттерны поведения скопированы с оператора-игрока. Равно как и содержимое памяти констракта является лишь копией активной памяти оператора за некоторый последний период времени. Понимаете, в играх периодически происходят обрывы связи, по различным причинам. И игрокам очень не нравится, когда из-за подобных сбоев, особенно во время активных командных действий, они или их команды проигрывали или теряли что-нибудь ценное. Поэтому последние несколько лет практически во всех виртуальных играх при потере связи с игроком или дажепри штатном выходе, если персонаж действует, используются констракты, которые продолжают действовать так, как бы действовал и сам игрок. А после восстановления связи, в силу синхронизации памяти игрока и его констракта, человек просто не замечает имевшей место паузы.
– То есть, констракт - не человек?
– Никоим образом. Это даже не личность, констракты априори не разумны. Они не могут обучаться, не могут развиваться, не могут менять приоритеты.В начале было много исследований в этом направлении - считалось, что констракты могут стать дорогой к бессмертию. Увы, оказалось, что это не так. Поэтому отключение констракта Хельгера не то, чтобы не являлось преступлением - это даже не нарушение каких-либо моральных норм. Не больше, чем стереть старый чек об оплате, или уведомление о заказе такси.
– Да, это так, - подтвердил начальник Управления. - Как ни печально, но и Хельгер, и Сазонова - мертвы. Хотя как частное лицо, товарищ прокурор, скажу, что вот смерть Хельгера меня не расстраивает абсолютно.
– Есть вероятность, - продолжила “Генри”, - что его смерть была вызвана им же самим. По косвенным свидетельствам, последние два дня он готовился к отъезду из страны, возможно в Исландию. Возможно, Сазонова как-то узнала об этом, может Эвель как-то дал понять о своих планах... После убийства Даши, когда он приехал к остальным, Сагайнова и Дрёмов уже были в Айсоле. Он вполне мог решить, чьл терять уже нечего и изменить настройки терморегуляции с тем, чтобы самому тихо отключиться и сбежать со всеми собранными данными - а его сообщники погибли бы, и не могли бы дать показания против него. Это дало бы Хельгеру несколько дополнительных дней для побега из страны.
– А зачем подключаться самому?
– Жадность. Ведь денег и так заметно меньше, чем он изначально планировал. Ещё немного, ещё чуть-чуть, последний день, вот только ещё пару карт...
– Вы так полагаете? Но в рапорте этого не было.
– Увы, - андроид пожал плечами. - Недоказуемо. Я и сама не уверена, что моё предположение истинно. Несчастный случай тоже более чем вероятен. В любом случае, Хельгер мёртв.
– Ясно, - прокурор сделал несколько пометок в документах. - Спасибо, товарищ Буковка, что внесли ясность. Если Вы не возражаете, я бы, в будущем, хотел бы обращаться за консультациями. Как Вы справедливо заметили, компьютерные преступления - не мой конёк.
– Обращайтесь, - согласилась “Генри”. - Товарищ полковник, я могу проследовать в отпуск?
– Разумеется, - согласился начальник. - Только сначала не забудь поставить андроида на место.
Люди направились к выходу. Уже в дверях прокурор спохватился, и задал агенту последний вопрос:
– Скажите, товарищ Буковка. Поскольку констракты не разумны - в чём смысл поддерживать бесконечную симуляцию Айсолы для Дарии Сэйбл?
– Таков был договор, - невозмутимо ответил андроид.
– Договор с компьютерным персонажем? - удивлённо переспросил прокурор у начальника Управления, когда они уже выходили из здания.
– Последние пятнадцать лет полковник живёт в виртуальных симуляциях. Как Вы думаете, какой мир для неё реальнее?
– Но, она же вроде собиралась в отпуск?
Начальник усмехнулся.
– К северу от Айсолы, ближе к Великим Озёрам, есть чудесный курортный городок...

– Это Сириус, - сказал Генри. - На самом деле мы видим Сириус А. Сириус Б слишком мал, чтобы его можно было заметить невооружённым взглядом. Это очень молодая пара звёзд, по Земле уже ходили динозавры, а Сириусы только собирались из пыли...
– Как красиво... - прошептала Дария.
Они сидели на берегу озера и тихо смотрели на звёзды.


cсылка на конкурс
Tags: cyber in the punk, моё, сказяфка, сны
Subscribe

  • 23я глава, похоже, получится самой объёмной...

    - После мучительной казни на потеху Теудру - младшему брата Руфона и маггловскому королю - Гвинейр поднял свою отсечённую голову и отнёс её в руках…

  • (no subject)

    Как известно, у царя Соломона было кольцо, на котором было написано «И это пройдёт». Но мало кто знает, что остальные кольца царя тоже не пустовали:…

  • Забавный момент.

    Люди, которые считают, что деятельность упоротых исламистских сект характеризует ислам в целом, почему-то категорически отказываются считать всякие…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments