Луиза-Франсуаза (luiza_fransuaza) wrote,
Луиза-Франсуаза
luiza_fransuaza

Categories:

Теллурия - 2

Население Теллурии по годам

100 — 160к (стабилизация генома)
150 — 200к (завершение формирования полной клинической картины)
200 — 570к
250 — 1,2м (начало политики тотальной поддержки рождаемости)
300 — 6,7м
350 — 30м
400 — 120м (достижение предела дешёвого экстенсивного освоения)
450 — 300м (начало колонизации системы Этара)
500 — 700м
550 — 1300м (начало полноценной межзвёздной колонизации)
600 — 2500м

[Spoiler (click to open)]Ключевой задачей новоявленного социума в течение почти трёх веков было обеспечение его банальной выживаемости. Это и определило его отличные от земных довольно чуждые (хотя и вполне логичные) мораль, иерархию ценностей и структуру в целом.
В течение первых полутора веков будущий Союз (с точки зрения как уровня жизни, так и экономики, техники и науки в целом) стабильно деградировал — старая техника естественным образом приходила в негодность, а на смену ей, в лучшем случае, приходило нечто кустарно-мануфактурного производства на технологическом уровне колхозной мастерской. Усугублялось это ещё и тем, что среди несостоявшихся колонистов не было ни геологов, ни горных инженеров — да даже завалящих маркшейдеров не водилось от слова нихрена. Впрочем, как стало ясно сильно позднее, как раз наличие генетиков и биолабораторий обеспечило само выживание homo sapiens в новых условиях. Экстенсивное же расширение — посевных площадей, лесозаготовок и т. д. просто замедляло неизбежное падение.
Этого ожидали. Все необходимые материалы заблаговременно были перенесены из памяти бортовых хранилищ на бумагу и пластик, оптимальные варианты конструкций (от двигателей внутреннего сгорания и металлургических домн до конструкций атомных реакторов, радиоламп и карт залежей полезных ископаемых) были просчитаны, пока ещё работали квантово-оптические компьютеры остатков флота. По факту, после достижения спрогнозированного «дна», скорость дальнейшего неизбежного прогресса на следующую пару веков ограничивалась лишь количеством доступного трудоспособного населения.
Вот только достижение желаемого светлого будущего требовало огромной отдачи и тщательного учёта всех имевшихся ресурсов — особенно в ситуации, когда на полноценную промышленность банально не хватало людей. В ситуации, когда количество потенциальных работников измеряется десятками тысяч, любой кризис мог поставить под угрозу весь вид в целом.
Опять же, людям повезло в том, что они были не только одним из самых развитых и опасных организмов на планете (достаточно бедная биосфера Теллурии породила лишь два вида хищников, в принципе способных быть угрозой человеку), но и в том, что почти все местные вирусы (и все бактерии) не могли выжить в человеческом организме — шестнадцать отсутствующих в людях базовых аминокислот местной жизни убивали (голодом) надёжнее любого антибиотика.
Лишь четыре вируса использовали неполный набор базовых аминокислот, совпадавший с человеческим, и то — только один из них мог привести к смерти в отсутствие специфического лечения (с остальными организмы справлялись самостоятельно при длящемся лечении симптомов). Полноценную вакцину от «туманного кашля», к сожалению, смогли создать только после первой серьёзной эпидемии в 127м — но после этого стандартная медицинская процедура включала прививки раз в два года и обязательный экспресс-тест на четыре вирусных инфекции при обращении к врачу. Формализация процедур и малое количество болезней серьёзно снизили издержки на здравоохранение, что и дало возможность относительно быстрого роста населения планеты.
Общество Теллурии сформировалось на основе тотального контроля и учёта. Эффективность и снижение возможных издержек стали считаться главными добродетелями — причём не по принуждению, в первом-втором веках это была очевидная всем необходимость. «Космическая Северная Корея» настолько въелась в плоть Союза, что даже когда реальная потребность в подобных мерах отпала, отказ от них просто не мог никому придти в голову. Уровень жизни рос, нагрузка на людей постепенно снижалась с максимально допустимого до приемлемо-комфортного уровня, устные благодарности и поощрения начинали дополняться материальными благами, а значит — система работала.
Немалую роль в этом играло и отсутствие другого жизнеспособного примера. Немногие попытки уйти и построить что-то другое, вдали от освоенных территорий Союза, неизбежно влекли за собой либо стремительную деградацию с очевидными последствиями (см. антисанитария и антипрививочники), либо сектантство с не менее очевидным отвращением подавляющего большинства вменяемых людей. Даже в начале четвёртого столетия, когда покидание предписанного места проживания и работы перестало быть преступлением (да и в целом, институт «обязательного предписания» был отменён — издержки на его поддержание могли достигать восьмидесяти процентов от приносимой им выгоды), этим правом пользовались единицы. Из, напоминаю, уже нескольких миллионов граждан.
Вдобавок ко всему, в середине третьего столетия, Совет провозгласил, в общем, очевидную вещь — чем быстрее будет расти наша численность, тем быстрее «позитронный конь придёт на смену радиоламповой лошадке». Больше детей — а государство берёт на себя их обеспечение. Не целиком, конечно, но на таком уровне, который не снился даже социально ориентированным государствам Древней Земли. Естественно, эти расходы, в конечном итоге, легли на взрослую часть общества — но какой индоктринированный вменяемый человек откажется поработать во благо своих (семья без ребёнка - нонсенс) детей? Данная политика довольно успешно проработала ещё полтора века, пока на Теллурии не был достигнут тот самый «предел дешёвого экстенсивного освоения» незаселённых территорий. Опять же, она не была резко и внезапно отменена — просто, в течение двух десятилетий, меры поддержки постепенно перефокусировались на обеспечение дополнительного образования, переподготовки, кадрового подбора, упрощение переездов и т. д. Именно тогда социальная структура Союза начала формировать будущую структуру «дворянства» - кортесов, слоя наследных администраторов (а не владельцев, как позже будет казаться гражданам-фрайгольдерам), с детства натаскиваемых на управление подчинёнными территориями или инфраструктурными комплексами. К восьмому веку типичный правящий представитель высших кортесов будет представлять собой скорее «биологическую машину для анализа и принятия решений» возрастом в три сотни лет, нежели наслаждающегося властью человека.
Но до этого было ещё далеко. Пока что теллурине только-только начали осваивать родную систему.
Tags: Теллурия, где-то в Элладе, моё, мысль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments