Луиза-Франсуаза (luiza_fransuaza) wrote,
Луиза-Франсуаза
luiza_fransuaza

Categories:

Венетика-9

Откуда-то со стороны рейда вновь приходят приглушённые холмистым рельефом звуки английских залпов. Линейная эскадра бьёт по горам, туда, где, по их (ошибочному) мнению, и располагается краеугольный камень островной обороны – замаскированная тяжёлая батарея, единственный вымпел береговой артиллерии острова. Глядя из довольно широких щелей капонира на перепахиваемый не менее чем трёхсотмиллиметровыми «чемоданами» соседний холм, здесь по недоразумению называющийся горой, Георгий печально примеривает их пробивную мощь на способность батарейных укреплений оной сопротивляться. Мысли были не то, чтобы печальные, но не радостные – при обнаружении капониров англичанами, у расчётов, конечно, будет время быстро эвакуироваться и даже прихватить всяческие нужные и ценные вещи и документы, но – не более чем. Огонь трёх оставшихся у Венетики линкоров противника в течение примерно десяти минут окончательно бы подавил способность гарнизона острова к сопротивлению стальным монстрам.
Этой же мыслью, озвученной кем-то из офицеров ещё до вступления артиллеристов в утренний бой, теперь проникся и каждый из солдат батареи. Впрочем, эта же мысль, в силу своей очевидности, пришедшая в специально и долго обучаемые головы британского флотского офицерства, опосредованно наблюдаемая в виде разрывов на соседней горе, явно была озвучена и на совещании в штабе обороны острова. Нет, никто из артиллеристов там не присутствовал – во-первых, погонами не вышли, а во-вторых – собственно, и присутствовать им там было незачем, возможности орудий отцам-командирам были известны ещё полтора года назад, а все распоряжения доводились посредством телефона и дублирующего его (но пока, за ненадобностью, так и не включавшимся) искрового телеграфа. «Озвученность» основополагающей роли батареи выразилась в настоящем свинцовом ливне, которым постоянно и в спешке менявшие свои позиции русские пулемётчики встретили взлетевший с «Ориона» аэроплан-разведчик. Дважды пытавшийся пройти к острову и дважды же отогнанный встречным огнём британец всё же не рискнул испытывать судьбу и не спеша летал над своими кораблями, пытаясь высмотреть русские орудия издалека. Пока что у него ничего не выходило.
- Нечего грустить, братцы, - неожиданно решил взбодрить размышлявших над возможными превратностями военной судьбы артиллеристов телефонист Кондрат, бывший по долгу службы первым, кто узнавал новости из штаба. За эту сомнительную привилегию ему, очевидно, в будущем придётся расплачиваться отсутствием хоть каких-либо наград, кроме разве что возможной медали навроде «За оборону Островов», а шансов пережить бои в обороне у телефонистов всегда не в пример больше, чем у тех же стрелков или моряков. Впрочем, похоже, что мысли о наградах лезли в голову только самому Сулаберидзе. – Нам ажно четверо таких дур грозило, а мы уже одну на дно пустили, а сами по-прежнему невредимы. А как ещё одну пустим – так и по нам самим стрелять меньше кому будет, так глядишь, всех их и перетопим!!!
- Твои б слова, Семёнов, да Богу в уши! – устало проговорил фейерверкер второго орудия Роданов. – Как стрелять начнём, так нас сразу с воздуху-то и заметят, да на корабли передадут. Тут-то нам и крышка!
- А мы их первыми потопим! – тут же возразил телефонист, невольно вспоминая, как радостно вытянулись лица расчётов, когда по телефону поздравили с потоплением вражеского линкора. – И не успеют они ничего!
Роданов лишь что-то невнятно проворчал, чувствуя за Кондратом определённую правоту. Если потопить ещё один вражеский линкор – орудийная мощь линейной эскадры упадёт уже вдвое по сравнению с первоначальной, а значит – во столько же раз уменьшится угроза и для батареи. А потопишь ещё один – уже вчетверо. Там, глядишь, англичане и вовсе откажутся от боя и уйдут восвояси, да и все останутся живы и довольны. Про альтернативы никто из батарейцев старался не думать.
В который раз, но опять неожиданно – так что все вздрогнули – резко запищал телефон. Кондрат подскочил, но махнув ему рукой, дескать «не мешай», трубку взял инженер-прапорщик Сулаберидзе.
- Аэроплан садится! – заорал он на весь капонир. Ещё не поняв, в чём дело, но по старой привычке, расчёты ринулись к орудиям. – Беглым по три, отметка шестнадцать…
Откликнувшись солидным басом, электромоторы повели орудия в сторону города.

Русские орудия беспорядочно били из-за холмов, отчего определить их точное местоположение было невозможным. Снаряды, чьи братья отправили на морское дно «Монарха», неумолимо следовали за маневрирующим «Герцогом Мальборо», из чего можно было сделать весьма печальный вывод о том, что у русских на берегу сидят неплохие наблюдатели, корректирующие по телефону огонь чёртовой батареи.
Баронет Сесил Берни, с точки зрения большинства офицеров «Герцога» лишь по чьему-то злому умыслу назначенный командовать Четвёртой линейной эскадрой Гранд-Флита, пребывал в растерянности, отчего характер отдаваемых им распоряжений метался от полной паники до истерической злости, то требуя немедленно отойти от острова на десять миль, то приказывая немедленно всем линкорам остановиться и подавить русскую береговую артиллерию главными калибрами. Несмотря на это, до сих пор кораблям эскадры удавалось избежать серьёзных повреждений и самым тяжелым последствием, с точки зрения высших офицеров, оставалась разбитая летающая лодка, которую «Орион» не успел поднять на борт.
- Какого чёрта Вы до сих пор не запустили самолёт? – проорал вице-адмирал после лёгшего особо близко русского снаряда.
Уильям Фишер, которому собственные подчинённые пророчили звание контр-адмирала еще год назад, внешне оставался полностью невозмутимым, хотя и испытывал горячее желание отправить сэра Берни за борт.
- Сэр, у нашего биплана осколком перебиты тросы рулей управления. На исправление этих повреждений требуется время. Из всех кораблей эскадры запустить корректировщика в воздух может только «Георг V».
- Так почему же он ещё не в воздухе?! – вице-адмирал чуть не брызгал слюной.
- Не могу знать. Прикажете запросить его?
- Пускай немедленно запускает корректировщика в воздух. А если через пять минут его там не будет – перепахивайте орудиями весь этот проклятый остров!!!
Капитан первого ранга Фишер промолчал, развернувшись к офицеру связи. Как и вице-адмирал, он прекрасно сознавал, что потеря «Монарха», пусть даже и от не обнаруженной разведкой береговой батареи, зачтётся сэру Берни совсем не в плюс. «Не отличающийся воображением и исполнительный», а по-английски говоря, лезущий на рожон болван, баронет Сэсил Берни вполне мог бесславно закончить свою карьеру у столь негостеприимных то ли русских, то ли турецких берегов, коль скоро обороняющимся удастся потопить ещё хоть один из британских линкоров.
Идея «перепахивать остров» была неосуществима в принципе. В отличие от русских, чьи склады могли вмещать (и, скорее всего, вмещали) тысячи орудийных снарядов, боезапас эскадры был хоть и велик, но ограничен. Единственная надежда оставалась на то, что пилоту с «Короля Георга V» удастся взлететь и дать эскадре чёткие координаты цели. После чего весь личный состав должен молиться о том, чтобы больше на острове батарей не оказалось.
Грохот, сопровождаемый полувскриком одного из лейтенантов, вынудил его повернуться к окну. «Юнион», один из трёх крейсеров серии «Пионер», в чью первоочерёдную задачу входило оберегать драгоценные линкоры Гранд-Флита от вездесущих русских и турецких подводных лодок, уходя от обстрела, налетел на минную балку у Заячих островов.
Ситуация с каждой минутой ухудшалась. Снаряды, на первый взгляд падающие беспорядочно, всё же наносили эскадре урон. «Орион» окутывался облаком несгоревшей угольной пыли из развороченной второй трубы, «Георг V» тоже получил несколько попаданий в надстройки. «Сидней» с каждым мгновеньем терял ход – шальной «чемодан» попал в машины – и многие матросы, уже наслышанные о гибели «Монарха», заранее прыгали за борт, не дожидаясь прямых попаданий в обездвиженный корабль.
- Есть! – донёсся с палубы радостный крик какого-то комендора. Уильям окинул эскадру взглядом – с «Георга», недовольным шмелём сразу же заходя на разворот к острову, взлетал биплан. Русский огонь практически тут же прекратился. По мостику прокатился еле слышный единодушный вздох облегчения.
- Постоянно в светлое время суток держать над эскадрой самолёт! – распорядился Берни.
«Интересно, на сколько у нас хватит керосина?» - про себя подумал капитан Фишер. Но вслух ничего не произнёс – в конце концов, сейчас у него и самого не было других идей, как нейтрализовать береговую батарею.
Tags: Венетика, альтернативка, сказяфка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments