Луиза-Франсуаза (luiza_fransuaza) wrote,
Луиза-Франсуаза
luiza_fransuaza

Categories:

Венетика-12

Штабс-капитан Орехов после тяжёлой ночи — спать приходилось короткими урывками — смурным взором оглядел свои поредевшие силы. Опрокинув яростной атакой окончательно сломленные после отхода «Уотчестера» остатки британской морской пехоты, опьянённые зримой победой солдаты гарнизона неверящими взглядами встретили идущие от Цитадели аэропланы, сигнальными ракетами указывающими местоположение батареи. Самоубийственное варяжье безумие «богов войны» (как они теперь уже знали — далеко не столь бесполезное, как казалось тогда), продолжавших бой под ранее невиданным никем из солдат артиллерийским обстрелом — и закономерное, но оттого отнюдь не менее тяжкое поражение.
Единственным утешением стало пленение сбитого вражеского авиатора, упавшего в море и сумевшего выгрести к берегу. К своему сожалению, Андрей Олегович английским языком не владел, так что первый допрос (пока раненому англичанину перевязывали руку) проводил так кстати оказавшийся рядом секунд-поручик Гурьев. Впрочем, ничего полезного тот не знал, а если и знал, то скрывал это, так что Орехов с большим облегчением отправил того под конвоем в штаб.
Вечер прошёл довольно спокойно — настолько, насколько это возможно на войне. Изрядно потрёпанная британская эскадра спешно приводилась экипажами в хоть сколько-нибудь боеспособное состояние, на кораблях тушили пожары и латали пробоины. Солдаты, получив строгий наказ выспаться, пока есть возможность, не преминули воспользоваться оказией и заснули прямо на позициях, оставив за часовых выпускников Школы. Многие вполголоса рассуждали о том, что потери враг понёс очень серьёзные, и навряд ли теперь сунется в бой. Штабс-капитан молча слушал немудрные солдатские споры, не вмешиваясь — хотя его мнение о том, что ждёт Венетику в ближайшее время, было прямо противоположным. Лишившись артиллерии, русские больше не могли помешать линкорам обстреливать остров и оборонительные сооружения и, что гораздо более печально — не могли помешать англичанам подвозить боеприпасы и десант.

Ночью на позиции прибыли сапёры и, к удивлению Орехова, несколько десятков горожан, в основном из числа греков, возглавляемых известным городским баламутом Павлом Константиновым, отставным сотником Терского войска. Сапёрный подпоручик привёз с собой аж две телеги собранных за день фугасов и приказ Орехову и Гурьеву в четыре утра выдвинуться к городу. Константинов, в свою очередь, размахивая новомодным десятизарядным шкелевским пистолетом, произнёс целую речь, полную витиеватых восхвалений, громогласных заявлений и прочая, и прочая, но содержащую под словесной шелухой просьбу уважить желание истинных патриотов Российской Империи и выдать им оружие, дабы защищать остров наравне с армией и Корпусом. После недолгих споров, новосозданное ополчение, каковое, сообразно традициям столетней давности, сотник Константинов назвал партизанской ротой, забрало себе трофейные английские винтовки и, по предложению Гурьева, заняло оставляемые солдатами окопы на полигоне — преодолевать минное поле даже под жидким огнём обороняющихся не в пример сложнее, чем без него. Остаток ночи прошёл в разъяснениях и уточнениях, двоим грекам из числа переехавших на остров уроженцев Кавказа, а посему хорошо знавших русский язык, сапёры показали, как ставить фугасы на случай, если придётся отступать — нехватку солдат и пушек приходилось компенсировать за счет взрывчатки.

Снявшись с места точно в означенное время, небольшая колонна двинулась в сторону города. Остров спешно готовился к отражению вражеских десантов — гарнизон, курсанты, жандармы занимали предписанные мобилизацией и приказами штаба позиции, интенданты спешно опустошали склады, даже уж не заботясь записывать, что, куда и кому роздано. На полдороге, распрощавшись с Гурьевым — снайперам надлежало занять позиции где-то в окрестностях Радуги, в то время как вполне ещё боеспособноя несмотря на потери рота Орехова согласно приказу штаба, направлялась на южную окраину городка — Андрей Олегович, вопреки желанию, постоянно возвращался к невесёлым размышлениям о том, какая судьба ждёт Острова, да и страну в целом.

Европейская Война, ещё позавчера казавшаяся хоть и страшной, но столь далёкой, постоянно отодвигалась от, на первый взгляд, могучей Империи, неимоверными, но на первый взгляд, практически незаметными усилиями многочисленных дипломатов, финансистов и шпионов. Отодвигалась раз за разом столь успешно, что любое упоминание о ней в обществе сводилось к обсуждению политических манёвров посланников воюющих держав и торгов за вступление России в тот или иной союз.
И всё же, пусть и на год позже, но Война сама пришла в Россию. Через несколько часов (штаб был в этом вопросе весьма категоричен) очередные её двуногие посланцы вступят на «исконно российскую» средиземноморскую землю, ставя перед вечно ищущими идиотских ответов российских социалистов не менее идиотский вопрос «А стоит ли вообще умирать за эти далёкие и небольшие кусочки суши славным русским солдатам? Не пора ли им срочно воткнуть штыки в землю и пойти отнимать землю у богатеев-помещиков и государственных общинников? И, в конце-концов, не пора ли им срочно поставить во главе государства нас — таких умных и оберегающих их от всяческих несправедливостей?».
Впрочем, как отдавал себе в этом отчёт Андрей Олегович (весьма интересовавшийся политикой, хотя и ругавший её при каждом удобном случае), таковыми были далеко не все агитаторы-социалисты. Перуанский кризис трёхлетней давности, когда Россия милостиво отправила двадцать тысяч солдат за океан, на защиту первого в мире социалистического государства, достаточно чётко провёл черту между любителями вести пустопорожние разговоры в гостиных и на сходках с теми, кто действительно верил в свои идеалы. Вторых, к удивлению штабс-капитана, оказалось хоть и не большинство, но всё же достаточно много, чтобы Перуанскую республику не постигла печальная судьба, и даже тот факт, что помощь была оказана отнюдь не безвозмездно, не мог испортить восторженное отношение новых властей Лимы к могучему союзнику.
«Но гораздо лучше было бы, если бы эти двадцать тысяч штыков сейчас находились не за океаном, а непосредственно на Островах — со всей амуницией, гранатами, шрапнелями и пушками!» - решительно осуждает имперскую международную политику штабс-капитан Орехов глядя в бинокль на неумолимо приближающийся к причалам английский транспортный пароход.
Tags: Венетика, альтернативка, сказяфка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments