Луиза-Франсуаза (luiza_fransuaza) wrote,
Луиза-Франсуаза
luiza_fransuaza

Category:

Венетика-13

В отдалении снова загрохотали орудия линкоров. Венетика упорно сопротивлялась очередной попытке англичан высадиться в самой гавани. Из полуразрушенной утренним артобстрелом крепости бойцы Корпуса расползлись по всему городу, превращая каждый дом в городе в потенциальную огневую точку.
Подпоручик Михайлов утёр стекающий, даже несмотря на повязку, пот и вновь прильнул к прицелу. Печальный опыт высадки прямо в порту отнюдь не охладил пыл противника — несмотря на сильные потери части англичан удалось прорваться к складам и засесть в них, прикрывая следующий десант. Грохот «семёрок», на удивление точно выбивающих врагов, служит лишь фоном для гарнизонных Виккерсов. Через два часа в руках у британской пехоты уже два квартала — отличный результат, если не замечать перемалываемые винтами отходящего парохода тела в синих мундирах, под которыми практически не видно воды. С огромному разочарованию Володьки, вот уже полчаса как ему не удалось поймать в прицел ни одного врага.
Снаружи раздался свист, разрыв и грохот. Согнувшись, прыгая через кучи мусора и воронки, на стихийно образовавшийся опорный пункт вваливаются трое — два солдата и ополченец-телефонист, еще позавчера работавший на городской телефонной станции. Контуженный, но полный решимости остаться на передовой унтер разворачивает пулемет вдоль улицы. Михайлов, смахивая пыль с прицела обыскивает местность в поисках вражеской пехоты. Сквозь неизбежные пороховой дым и желто-белую южную пыль где-то сверху шуршат снаряды. В отдалении слышатся отрывистые английские команды.
- Точно, попрёт сила! - морщится пулемётчик.
- Они проходят колонку, - громко шепчет устроившийся на втором этаже телефонист. - Осторожничают... Винтовки наготове...
Унтер обнаружил противника одновременно с Михайловым: хладнокровно подождал секунду и, всем телом сотрясаясь от отдачи, словно работая отбойным молотком, он бил без перерыва, пока не кончились патроны. Володька, спокойно, как на зачёте, выцеливал тех немногих, которые почти достигли мертвого угла у аптекарской лавки.
- Справа мимо Прохора прорвались, взвод, не меньше! - доложил ополченец со второго этажа. - Они ударят нам в спину или закрепятся у полицейской части.
- Нужно вылезти на разведку! - предложил унтер Сикивотов. Его немного коробило то обстоятельство, что по Уставу командовать маленьким отрядом должен был безусый мальчишка, превосходящий всех присутствующих по чину и, пусть и показавший себя смелым солдатом, но абсолютно не разбиравшийся ни в чём, окромя своего ружья.
- А если нас заметят с аэроплана и наведут корабельные орудия? - поинтересовался телефонист.
Унтер незамедлительно сообщил тому в весьма витиеватых, но совсем непечатных выражениях о том, какова точность вражеских пушек и сколько телефонистов можно подготовить на те деньги, в которые британскому Адмиралтейству обойдётся хотя бы один залп линкора. Судя по его познаниям, Сикивотов успел пройти с недавних пор обязательный учебный курс для низших армейских командиров, и был готов поделиться приобретёнными знаниями с каждым встречным.
Михайлов почувствовал себя в высшей степени неудобно. Просто потому что, как наиболее к тому подготовленному, на разведку пришлось бы ползти ему, а при мысли о том, что придётся покидать заботливо подготовленную позицию, инстинкт самосохранения начал заходиться в истерике. Но всё же долг заставил его признать очевидное и, для приличия поинтересовавшись, нет ли других добровольцев он поднялся к наблюдателю: у Володьки откуда-то появилось ощущение, что англичане засели на соседнем чердаке. Но — наверху никого нет.
Пётр Иванович Сикивотов с пониманием кивнул спустившемуся снайперу — осторожность (но отнюдь не трусость) молодого командира ему нравилась. Такой не станет тупо гнать солдат вперёд, как на треклятом Ляодуне...
Михайлов осторожно пополз по кустам, не уставая восхищаться тем, что на осторове было не принято строить высокие заборы между садами — так, лишь для того, чтобы разграничить владения. Поменяв привычную винтовку на автомат и держа оружие в правой руке (указательный палец уже на спусковом крючке), он осторожно приподнялся и заглянул к соседям.
Аккурат в это же время, напротив него пятеро англичан пролезли сквозь дыру в ограде со стороны полицейской части. «Махрявая», как выразился Сикивотов изрядно пропыленная «боёвка» позволила жандарму остаться незамеченным. Володька вжался в булыжники, чувствуя себя как на плацу, чуть приподняв голову, и, буквально, ежесекундно ожидая выстрела, подобного тем, которыми на зачётах щедро делился с чучелами в британских, французских и немецких мундирах. В тот момент больше всего на свете ему хотелось рывком броситься к надёжному укрытию за толстые стены дома, к своим товарищам, но, стоило бы ему выдать себя и их всех бы ждала скорая верная смерть — у пробившихся от причала морских пехотинцев с собой были гранаты. Медленно, не дыша, он уложил автомат на ограду, благодаря Бога за то, что обитатели этого дома так любили розы — на преодоление шипов которых тем пришлось потратить изрядное количество времени. И крови.
Троим врагам уже удалось перебраться и они помогали отставшим. У одного из них (самого опасного с точки зрения подпоручика) на груди висел трофейный автомат с треснувшей рукояткой, а на поясе — тяжелая ручная граната с короткой ручкой. Второй, закинув винтовку за спину, помогал отцепиться от куста двоим задержавшимся, а третий, с забинтованной, но не окровавленной головой держал свою винтовку наизготовку, но вглядывался в чердачное окно, а не в сторону Михайлова, за что тот ему был искренне благодарен.
Внезапно из дома напротив, откуда-то из глубины, раздаётся пистолетный выстрел. Англичане падают на месте, уже не обращая внимание на кусты, а «забинтованный», получив пулю в грудь, медленно оседает на землю. «Автоматчик» срывает гранату с пояса и на удивление ловко швыряет её в окно. Шум переворачиваемой мебели (Владимиру почему-то кажется, что это был стол) тонет в грохоте взрыва, из окон со сводящим скулы визгом вылетают осколки. По прежнему прижимаясь к ограде, Михайлов доворачивает ствол и прицеливаясь куда-то в область живота, длинной очередью опустошает весь магазин.
Подождав с минуту и убедившись, что никто не шевелится, жандарм снаряжает магазин пятком патронов и, будучи готовым при малейших признаках опасности скрыться в зелени садов, Владимир перебегает улицу. Краем глаза он замечает, что от опорного пункта за ним устремляется ещё один солдат.
Вход перегораживает сорванная попаданием гранаты полка. Сквозь ставшую уже неизменным атрибутом города пыль Владимир замечает на полу несколько перевязанных тел в армейской форме. Из открытого люка, ведущего в подпол, доносится тихий стон.
Солдат и жандарм переглядываются. Если бы Михайлов решился на разведку на пару минут попозже, «джеки» пристрелили бы раненых и добили бы ручными гранатами тех, кто находился в подполе. Заглянув туда, они обнаруживают двоих живых. Солдат убирает обломки досок и, спустившись по ненаджной лестнице передает того, который без сознания вверх Владимиру, который спешно, но осторожно, тащит его к своим. Вдруг ступенька с треском разламывается, и головой вперед, разбив себе подбородок и нос, солдат скатывается в подвал, прямо в объятия сумевшего самостоятельно подняться штабс-капитана.
- Хватай пулемет и пулей наверх! — хрипит штабс-капитан. — Они в любом случае вернутся!
Солдат кое-как заправляет в полумраке подпола ленту и вместе с офицером выбирается наверх. Вдвоём им удаётся поднять тяжеленный агрегат и, кое-как замаскировав, установить в окне. Сил дотащить его до опорника у них уже не хватает,
Где-то в городе грохочут одиночные выстрелы, изредка разгораясь до длительных ожесточённых перестрелок. Корабельные орудия британцев молчат, и это начинает казаться уж совсем подозрительным. Владимир, вновь оказавшийся на уже почти совсем родной снайперской позиции, пытается понять общую картину городского боя — городская телефонная станция не работает и связи больше нет.
Проходит время. Рискнувший с молчаливого одобрения унтера покинуть пост, солдат возвращается из аптечной лавки с офицерской сумкой, забитой бинтами, йодовым раствором и прочим врачебным скарбом. Над Венетикой стоит непривычная тишина.
- Похоже уже пора ждать салюта в нашу честь! - Пётр Иванович затаскивает Виккерс в дом.
Tags: Венетика, альтернативка, сказяфка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments