Луиза-Франсуаза (luiza_fransuaza) wrote,
Луиза-Франсуаза
luiza_fransuaza

Categories:

My little Stalin

Товарищ Сталин сидел за столом, и пытался вникнуть в содержание лежащих перед ним документов.
Делал он это уже третий час, и без особого успеха. Слишком мешала маленькая розовая пони, беззаботно прыгающая по кабинету.
- Товарищ Пинки Пай! – попытался призвать ее к порядку вождь СССР, - Уймитесь же и посидите смирно! Не видите – вы мне работать мешаете! У нас тут, может быть, антисоветские демонстрации…
- О! О! Демонстрации? – Пинки Пай без малейших размышлений вспрыгнула на стол и загарцевала по крышке, - Я люблю демонстрации! А что на них будут демонстрировать? Я бы хотела, чтобы там демонстрировали тортики! Очень-очень-очень люблю тортики с кремом. А вы любите? Хотите, я испеку тортик? Большой-большой вкусный тортик с кремом?
Товарищ Сталин, чуть слышно вздохнув, откинулся на спинку кресла и безмолвно покорился судьбе. Ясно было как день, что теперь Пинки Пай от него долго не отстанет. И даже если поддастся кулинарному порыву и убежит на кухню, печь тортик, то будет каждые пять минут прибегать снова, чтобы выяснить какие-то вопросы о рецепте.
К сожалению, спастись от этого было невозможно. Закрытые двери Пинки Пай не останавливали, она каким-то совершенно невероятным образом без малейшего труда проникала в закрытые помещения, и появлялась отовсюду. Сам товарищ Сталин едва не поседел раньше времени, когда в один прекрасный день она бодро высунулась из ящика стола (поместиться в котором не могла никакими законами физики)
Другие пони только разводили копытами, когда речь заходила о Пинки. Объяснить, как она это делает, судя по всему, не мог никто. Твайлайт Спаркл, сиренево-фиолетовая единорожка, когда Сталин обратился к ней в первый раз с претензиями, только вздохнула тяжело, и ответила: ”Это не поддается объяснению. Это же Пинки Пай”
За окном тяжело загудело, раздался рокот авиационных двигателей. Летчики гвардейской эскадрильи в очередной раз гонялись по небу за Рэйнбоу Дэш. Как заявила с апломбом сорвиголова-пегас, тренировки с ней позволят всем летчикам стать “на двадцать процентов круче!” Как это круче, и много ли это – двадцать процентов – никто не знал, но к самой идее все отнеслись с энтузиазмом.
Товарищ Сталин с тоской вспоминал тот день, когда секретный эксперимент принес в его жизнь пони. Он-то надеялся, что тайная разработка засекреченной шарашки даст какой-нибудь скромный эффект – например откроет портал в будущее, из которого можно бы было подсмотреть новейших технологий, ил, на худой конец, создаст проход в какой-нибудь параллельный мир – тоже дело очень полезное в плане ресурсов и колонизации! Каким же наивным он был тогда! Как же он не был готов к тому, что из портала в подвал секретной лаборатории с любопытством высунется маленькая розовая пони с закрученной завитками гривой!
И с этого момента товарищ Сталин потерял покой. Потерял покой и остальной СССР, но в отличие от него, похоже, на это не жаловался. Маленькие, милые говорящие лошадки заполонили древние стены Кремля, без малейших сомнений позахватывав власть в свои копыта.
- С цукатами или с кремом? – Пинки Пай противоестественным образом высунула голову из-за плеча Сталина. Иосиф Виссарионович отлично знал, что за его креслом нет ну никакого кресла, шкафа или приступочки, на которой могла бы стоять пони. Но это была Пинки Пай, и вопросы ее не волновали, - С цукатами или с кремом? А может, лучше с апельсиновыми цукатами в центре, а крем по краям?
- С кремом, - возведя очи к потолку сдался Сталин, - Малиновым, пожалуйста.
Скрипнула, открываясь, дверь кабинета. Адъютант Сталина, лейтенант Синицын, осторожно шагнул в кабинет. Стразики и блестки на его новенькой, с иголочки формы, ярко блестели в свете ламп.
Инициатива по переделке формы принадлежала единорогу Рэрити, которая нашла униформу кремлевского полка “ужасающе кошмарной и катастрофически немодной”. Ознакомившись с эскизами, Сталин пришел в ужас, и категорически запретил дальнейшие работы в этом направлении – из всех стилей в одежде, Рэрити предпочитала как модельер блестки, ленты, и стразы из самоцветов. Рэрити в ответ ударилась в рыдания, между всхлипываньями стеная, какой она негодный, никчемный модельер, и какая она бесполезная и несчастная пони. Вынести эту истерику не могло ни одно сердце (тем более, что все подчиненные уже смотрели на Иосифа Виссарионовича как на форменное чудовище) – Сталину пришлось лично поклясться, что он одобрит все идеи Рэрити заочно, только пусть она перестанет плакать!
- Товарищ Сталин, - лейтенант Синицын отдал честь, заблистав в лучах света. Подумав прагматически, Сталин был вынужден признать, что модельер Рэрити действительно, великолепный – если бы только она еще понимала, что шьет! – Новые документы от товарища Твайлайт. Я…
Яркая вспышка прервала его речь. С звучным хлопком телепортации, в кабинет переместилась единорожка Твайлайт Спаркл – как понимал Сталин, главная в группировке, беззастенчиво оккупировавшей его Кремль.
- А-а-а, вот вы где все! – Твайлайт заметила беззаботно катающуюся по ковру Пинки, и нахмурилась, - Пинки, ну что это за поведение! Ты же знаешь, товарищ Сталин очень занятой человек, а ты ему мешаешь работать!
- Мы печем тортик! – весело заявила Пинки, не испытывая ни малейшего желания покидать кабинет, - А ты хочешь тортик, Твайлайт? О! Надо устроить большую-большую вечеринку с большим-большим тортиком!
Еле слышный стук в окно привлек внимание находившихся в кабинете. За стеклом, часто-часто взмахивая крыльями, парила желтая пегасочка с розовой, аккуратно уложенной гривой.
- Извините… - прошептала глубоко смущенная Флаттершай, отчаянно краснея от того, что вмешалась в разговор, - Простите, но…вы не видели тут белочку? Маленькую рыженькую белочку… Я хотела спросить у нее, как растут ее бельчата – сейчас им требуется особый уход…
- Нет, товарищ Флаттершай, никакой белочки мы не видели, - поспешно заверил ее Сталин, - А если увидим, то сразу же тебе скажем, идет?
Флаттершай была единственным из всей компании, которой товарищ Сталин попросту боялся. Милая, стеснительная и патологически не уверенная в себе пегасочка обладала страшным оружием – когда она злилась (к счастью, довести ее до такого состояния было почти невозможно), она пускала в ход “Взгляд” – страшное психологическое оружие! Выдержать Взгляд Флаттершай было невозможно. В тот период, когда Сталин еще надеялся как-то унять гостей из иного мира, под действием Взгляда сложила без боя оружие целая танковая дивизия – заявив, что ничего более страшного они в жизни не видели.
- Пинки, Флаттершай! – призвала их к порядку Твайлайт, - У нас тут важное совещание! Я предоставила товарищу Сталину на подпись двести двадцать семь индивидуальных поправок к дружескому договору между Советским Союзом и Эквестрией, черновик личного письма от советской делегации ООН к принцессе Селестии, план соглашения о поставках грозовых облаков для улучшения сельского хозяйства британского Египта…
- Какого британского Египта? – искренне удивился Сталин, - Ни о чем таком мы не договаривались!
- Не беспокойтесь, товарищ Сталин, я все сделала за вас, - добила его Твайлайт, - Вы занятой человек, не нужно вам вникать в каждую мелочь. Итак, приступим, - силой телекинеза, единорожка подняла со стола ручку, - Обсудим для начала поправки…
Душераздирающе застонав, Сталин откинулся в кресле. И лишь одна мысль в этот миг согревала его несчастный рассудок – что тогда творится в Вашингтоне…



Упёрто отсюда
Tags: ОБОЖЕМОЙ!, СССР, альтернативка, поняши, эпическая сила!
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

Recent Posts from This Journal