Луиза-Франсуаза (luiza_fransuaza) wrote,
Луиза-Франсуаза
luiza_fransuaza

Categories:

Зойка, вторая часть.

1885 год.

Уже с мая Новый Базар (на самом деле он прозывался Дровяным, по названию площади, но никому и в голову не могло придти назвать его так) становился центром городской жизни. По каменной мостовой Дворянской улицы плыли чёрные лакированые экипажи, в которых сидели барыни в шляпах с цветами и господа в шляпах-котелках. Молодой парень в красной рубахе толкал впереди себя бочонок на двух колесах и на всю улицу кричал: «Во-о-от са-а-ахар-ное моро-оженое!». Тётка в годах тащила большую накрытую чистой тряпицей корзину и тоненько напевала: «Бара-а-аночки! Бара-а-аночки!». «Киты! Дельфины!!!» - нахваливает свою кефаль тётка Крипдешиха. Возы с помидорми, баклажанами. душистым перцем, луковыми пучками, морковью и картошкой. Есть даже один с солёными арбузами. Лавки с леденцами-петушками, пряниками-кониками, клюквой в сахаре и халвой. Жмутся к стенам домов турецкие пекарни. Бешено вертится под бубен и скрипку черноокая цыганка в пёстрой оборчатой юбке. Гвалт от старающихся как можно громче разрекламировать свой товар торговцев и наперебой пытающихся перекречать их покупателей стоял такой, что его можно было слышать даже на Венской.
Напротив дощатой будки старого сапожника Василия в который раз примостилась уже примелькавшаяся ему шайка-лейка детей лет от шести до десяти, выложившая прутики со свежей рыбой, плошки изюма и алычи, а также две корзинки с яблоками. Городовой Пётр Семёнович со второй полицейской части подозревал, из чьих именно садов эти яблоки появились, но смотрел сквозь пальцы - лишь в первый день пообещав рыжей заводиле отлупцевать их все от души, ежели вдруг кого из них за кошелёчным промыслом поймает. Пока же поймать их за этим занятием не получалось, а что до еженощно заливающихся лаем собак и сосредоточенно шуршащих по кустам босых ног - так мало ли кто ночью по чужим садам шурует? У полиции дела и поважнее имеются, чем пара поломанных розовых кустов или расцарапанные ноги и руки нынешней восьмилетней торговки...
Заправлявшая ватагой рыжая сидела на крыше сапожниковой мастерской и лузгала семечки из большого подсолнуха. Василий поначалу прогонял её - точнее сказать, пытался прогнать под свист и одобрительное улюлюканье базарного люда. Но юркая девчонка лет десяти только дразнилась и, корча рожи, уворачивалась от кидаемых в неё негодных подмёток, отлично зная, что сам старик на крышу не полезет. В конце концов сапожник плюнул на неё, но каждый раз, когда дети раскладывались напротив - морщился, будто от зубной боли.

- По-о-осторонись!
Громкий, перекрывающий обычный базарный гул, окрик заставил Зойку оторваться от недозревшего подсолнуха. Подобрав ноги и приложив ладонь козырьком она с живым интересом наблюдала, как длинный экипаж рассекал народ. Картина была прям лубочная - белая в яблоки лошадь, возница на козлах - рубаха красная, жилетка бархатная, чёрная, борода в пол-ладони. А в самом экипаже сидит дородна дама в модном туалете а напротив - худенькая девушка в тёмном платье и платочке.
Нет, на самом деле служанка - а кто это ещё мог быть? - худой вовсе не была. Но на фоне барыни даже толстуха Крипдешиха, что торговала рыбой из бочек, стройнела просто на глазах.
Дама торговалась не слезая с возка, всем своим видом выказывая пренебрежение к базарному люду. Впрочем, получалось у неё это дела как у самой настоящей цыганки - со всхлипами, криками, барыня переругивалась до умопомрачения, сбивала цену настолько, что торговцы продавали чуть ли не себе в убыток. Особенно жаркий спор возник, когда тётка приценивалась к гусю - мужичок даже картуз стащил, пот утирать.
Зойка восторженно зацокала языком и слезла с крыши. Пора уже было взять у Маруси пару копеек, чтобы успеть сбегать за хлебом к Юсуфу. Если очень повезёт, то он может даже и угостить вчерашней сладкой булочкой с изюмом. «Турки хороший человек, греки хороший человек, руски тоже хороший!» - говорил он в таких случаях. Зойка с ним не спорила.
Экипаж с дамой как раз проезжал мимо рыжей, когда гусь, уже почти смирившийся со своей судьбой, неожиданно рванулся из рук девушки в платке. От неожиданности, та чуть было его не выпустила, в последнее мгновенье успев ухватить птицу за лапы. Почувствовавший вольность гусь со всей дури забил крыльями и в возникшем в возке переполохе сбил с барыни шляпку, слетевшую аккурат Зойке под ноги. Девчонка её подхватила, встряхнула от уличной пыли и молча протянула даме.
Та раскрыла шитую сумочку и, покоповшись в ней, бросила к босым зойкиным ногам две копейки. Зойка внимательно оглядела барыню зелеными глазами и лишь дерзко усмехнулась:
- Очень жаль, мадам, что мелочи при себе не имею, а то б обязательно сдачи дала! - и пинком отправила монету куда-то под прилавки.
Барыня мигом налилась краской.
- Стегани-ка эту сволочь! - приказала она кучеру.
Свистнул кнут. На рукаве рубахи проступила кровь. Зойка шагнула к вновь поднявшему руку вознице и, как змея, бешено прошипела сквозь зубы:
- Попробуй! Глаз не будет!
Кнут хлестнул по крупу лошади и экипаж споро поехал прочь.
Народ веселился:
- Что за рыжая! Ах да Зойка! Как купчиху отбрила-то!..
Зойка с довольным выражением лица шла в пекарню Юсуфа. Плечо болело неимоверно.
Tags: альтернативка, детишки, сказяфка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments